Знакомство пушкина и радищева

Радищев в жизни А.С.Пушкина. Сочинение по литературе.

знакомство пушкина и радищева

К такому выводу приходишь, изучая идейное противостояние Пушкина и Радищева. Но какое отношение имеет это к нашей теме. Ода «Вольность», занимающая главное место в радищевской главе, исключается Пушкиным из сферы внимания своего Путешественника, для него. с произведениями которого пристальное знакомство Пушкина в пору его полной Но Пушкин пошел даже дальше Радищева, сказав, что «изучение.

И Радищев постарался двинуться третьей дорогой, но очень скоро убедился, что это не для. Иначе говоря, действительно существовали возможности мирной, легальной просветительской деятельности. Но не для Радищева. По его понятиям, это было нечестно, невозможно.

В таком положении, при таких сомнениях любая мелочь, злое словцо, любые завадовские могут стать той последней каплей яда, которая создаст смертельную дозу. Наследием Радищева справедливо считается его революционная мысль, революционная книга. Заметим, однако, вслед за Е. Плимаком, что и сомнения, метания, даже самоубийство Радищева — все это тоже завещано потомкам для обдумывания. Радищев погиб, книга жила. До второго ее издания оставалось более полувека. Борн, и других, откликнувшихся на трагическую смерть писателя.

24.09 - К дню памяти Александра Радищева

В то же время в х годах уже давала себя знать историческая дистанция, отделяющая эти годы от времени Радищева. В показаниях декабристов, где первыми уроками свободомыслия названы десятки сочинений русских и западных авторов, Радищев и его книга встречаются сравнительно редко. Бестужеву, который забыл упомянуть Радищева в своем обзоре прежней литературы: Кого же мы будем помнить?

Бестужев не только старались обмануть власть, цензуру, но и в самом деле уже хуже понимали Радищева, чем их отцы. Во-первых, за треть века сильно переменился литературный язык; многие прежние речевые обороты теперь представлялись архаичными. Во-вторых что более важнопри всем интересе и сочувствии к Радищеву декабристы во многом иначе, чем он, представляли средства коренного переустройства жизни, опасались народной стихии, радищевского пафоса всеобщего восстания. После подавления декабристов имя Радищева в течение десяти лет в печати почти не упоминается.

Забвение его главного труда со временем усиливается. Западовымв х годах — четыре. Диалог Важнейшим событием посмертной биографии Радищева была продолжавшаяся за него борьба Александра Сергеевича Пушкина. Интересно и очень непросто понять, чем объясняются столь большие усилия поэта? Особой любовью к прозе и стихам Радищева? Нет, мы находим у Пушкина немало критических, даже иронических замечаний на этот счет: Вообще Радищев писал лучше стихами, нежели прозою.

В ней не имел он образца, а Ломоносов, Херасков, Державин и Костров успели уже обработать наш стихотворный язык.

Моё открытие Радищева

Невозможно также объяснить пушкинское внимание к Радищеву единством их взглядов: Удивительное свойство у первого революционера: Радищев постоянно загадочен, противоречив; понятен же и прост только тем, кто не умеет или не желает честно задумываться… Итак, радищевские загадки Пушкина. На полях книги отчеркнуты красным карандашом, а местами подчеркнуты все те строки, которые указывает Екатерина в своих замечаниях на книгу Радищева.

Барсков писал, что такого рода отметки и таким же красным карандашом часто встречаются в рукописях Екатерины; но сделаны ли они в данном случае ее рукой или тщательно скопированы, сказать с полной уверенностью.

знакомство пушкина и радищева

Возможно, этот экземпляр действительно фигурировал во время суда над Радищевым как главная улика: Усилия Пушкина, а также П. Работа эта — одна из самых спорных, загадочных в пушкинской публицистике. В ней как бы три элемента: Куда более заметен третий, критический мотив статьи. Не принимая подобного воззрения, великий поэт пишет о Радищеве довольно резко: Статья Пушкина была, по сути, первым серьезным разговором о радищевской книге; началом большого, очень любопытного общественного спора об историческом месте и значении первого революционера и его трудов.

Однако именно этого не желали власти: Недавние исследования советского историка В. Афиани показали, однако, что существовало несколько сравнительно изолированных друг от друга читательских групп с определенным, часто не совпадающим кругом чтения. Наконец, западники и революционные демократы — Белинский, Герцен, Огарев: В трудах Белинского упоминаний о Радищеве и его сочинениях почти. Не встречается это имя и в сочинениях и письмах раннего Герцена. Герцен мобилизовал все свои обширные познания по части легальной и нелегальной русской словесности; одновременно статья была как бы и программой новых поисков, призывом который будет позже повторен на страницах Вольной русской печати присылать рукописи, биографические сведения, документы, хранящиеся под спудом, но пока невозможные для публикации в России.

И тут пора коснуться любопытного, парадоксального обстоятельства. О Радищеве — ни слова. Пересказывая воспоминания своей героини, Герцен писал: Из текста видно, что создатель Вольной печати неясно представляет события: Выходит, один из самых культурных, глубоких российских мыслителей дожил до 46 лет, не зная Радищева. Корш… Если же кто-нибудь из них в молодые годы знал, читал запрещенную книгу — тотчас мы сталкиваемся с еще более непонятным фактом: У одного из членов герценовского кружка, Кетчера, была, например, уникальная коллекция запретных стихов.

Кроме гонений и запретов на судьбу старинных трудов, очевидно, влияло также известное отчуждение, равнодушие российских мыслителей —х годов к прежним, как им казалось, изжитым принципам XVIII.

Книга Радищева выйдет из небытия или полузабвения, когда возникнет сильная общественная потребность. Продолжение спора, начатого Пушкиным.

Некоторые тексты, в том числе статью о Радищеве, Анненкову поначалу провести через цензуру не удалось; однако прошло два года, обстановка в стране улучшалась, ослабевшая власть делала уступку за уступкой, открывались новые журналы и газеты, приближалось освобождение крестьян… В этих условиях Анненков собрал целый том, седьмой, дополнительный, куда внес десятки стихотворных и прозаических текстов Пушкина.

Радищевская книга целиком все еще не дозволялась, но теперь, благодаря Пушкину и Анненкову, о ней начнут толковать серьезно. Прочитал VII анненковский том и Герцен; только теперь по-настоящему заинтересовался Радищевым, а также пушкинской трактовкой.

Главный импульс, вызванный у вольных издателей пушкинской статьей: В то же самое время молодые литераторы и публицисты в России Е. Но был в те годы еще один примечательный человек, который, пожалуй, мог бы связать й с м: Павел Александрович откликнулся, и очень деятельно.

знакомство пушкина и радищева

У нас есть прямые и косвенные данные о том, как горячо этот человек воспринимал публикации Герцена а может быть, способствовал их возникновению? Вообще дети Радищева от первого и второго браков чтили память отца; любопытно, что, по секретным данным III отделения обнаруженным несколько лет назад П. Зайончковскимв х годах только два губернатора из пятидесяти не брали взяток: В первой ямб нарушается в стихе Во свет рабства тьму претвори.

В седьмом стихе ямб нарушается двойным ударением подряд: Он трудно произносим еще ввиду странной группировки слов: Последовательность чередования рифм у Радищева классическая, ломоносовская: У Пушкина — иная, державинская: Первые буквы обозначают смену рифм; вторые — ударность м и безударность ж окончаний. Антитезой любви здесь выступает Свобода мира, то есть любовной элегии противопоставляется гражданская ода.

Так юный автор высказывает предпочтение гражданской поэзии перед интимной любовной лирикой. Написанием слова Свобода с прописной буквы особо подчеркивается его значимость.

Юный поэт как бы прогоняет от себя Музу любовной поэзии и призывает Музу гражданской поэзии вдохновить его на великое дело: Эвфонию благозвучие юный поэт принимает эстафетой от гражданственного звучания поэзии Державина.

Он очень туг и труден на изречение ради частого повторения буквы Т и ради соития частого согласных букв, "бства тьму претв.

Автор приводит и другое мнение: Однако можно ли неудачу фоники списать на аллитерацию? Радищев в первой строфе называет борцов за гражданскую вольность — Брута, Телля, а Пушкин — лишь мифологическую Цитеру да Музу гражданской поэзии, олицетворяет саму Свободу как таковую.

Синтаксически первые строфы у обоих поэтов наполнены обращениями: Цитере-Афроди-те беги, сокройсяМузе Свободы приди, сорви, разбей. Юный поэт называет в итоге цель: Умозрительность радищевских обращений приводит автора к надуманным, непоэтическим строкам от Исполни сердце твоим жаром до От гласа твоего цари.

Почему исполни, а не наполни? Поэтичен ли физиологизм В нем сильных мышц твоих ударом? Трудно оправдать такие фразы метафоричностью. Они воспринимаются как изощренно-рационалистические, надуманные.

Влияние литераторов-симбирян на формирование творческих взглядов А.С. Пушкина - online presentation

Очевидно, что вступительная строфа в художественном отношении удалась в большей мере молодому Пушкину. Она свидетельствует о том, что юный поэт писал свою оду, вступив в диалог с предшественником, дело которого он как бы продолжил, хотя и по-своему.

знакомство пушкина и радищева

Следует учесть не только разницу в уровнях их поэтических талантов, но и изменения в состоянии русского языка за то время, которое разделяло поэтов. Радищев, размышляя о путях совершенствования стихотворной русской речи, предлагал отменить рифму, потому что поиск ее препятствует свободному течению авторской мысли.

Такое предложение отчасти осуществилось впоследствии белый стих, верлибр. Размышлял Радищев и об аллитерациях, однако с сугубо рационалистических позиций. Насколько результативными оказались его размышления — это вопрос специального рассмотрения. Питомцы ветреной Судьбы, Тираны мира! А вы, мужайтесь и внемлите, Восстаньте, падшие рабы! Сравним эти ясные и звучные пушкинские стихи с церковной лексикой Радищева, когда он говорит об официальной версии царского правосудия, которое Оливной ветвию венчано то есть украшено оливковыми ветвями как знаком высокого царского отличия и почетаседяй при треугольной призме с указами Петра I на гранях, так называемом зерцале, с символами меча и весов: