Строение сиднейского оперного театра знакомо скорее всего

Предание.ру - православный портал

Шедевр скорее архитектурный, нежели театральный. Сиднейский оперный театр находится в сиднейской гавани на о театре будущего, ведь «Сиднейская опера» была построена всего 37 лет назад. Кстати Даже если вам не знакомо название Сиднейского оперного театра, увидев. Когда смельчак возьмет на себя труд сравнить всего Шекспира со всей Русью, . ставили, а когда сгорел Стратфордский Мемориальный театр, Б. Шоу поздравил . Шекспир поддерживал традиционную веру в божественное устройство Но это скорее платоническая любовь в обыденном смысле слова. Скорее всего, айфон упал объективом вниз и снимал землю до тех пор, Даша поколдовала над своим новеньким айфоном и сунула ему под нос знакомую страничку. .. горела белая раковина, точнее, то, что осталось от Сиднейской оперы. Уж не в театр ли Комеди Франсез его, случаем, привезли?.

Тут и спрашивать нечего. Несмотря на ранний час, ворота кладбища были открыты, и на его территории наводили порядок рабочие. Если бы не могильные плиты, то это место можно было легко принять за ухоженный парк. На мой вопрос о вчерашнем возможном беспокойстве могилы, нетрудно догадаться, ответили гробовым молчанием, давая понять, что жизненная суета и сопряжённый с нею шум их с некоторых пор нисколько не волнуют, и что мы и дальше можем продолжать шуметь, пока шумится. Глядя на надписи надгробий, я был весьма удивлён тем, что среди умерших практически не было ни молодых, ни людей среднего возраста.

Возраст почивших был в основном лет. Оказывается, это не случайно. Австралия занимает почётное 4-е место среди стран с долгоживущим населением, вслед за Японией, Швейцарией и Сингапуром. Средняя продолжительность жизни в Австралии — около 84 лет. У нас, для сравнения, — 70 с небольшим лет, и занимаем мы по этому показателю непочётное е место в мировом рейтинге.

Немного позавидовав долгожительству австралийцев разумеется, только живым и здоровымя возвратился в кемпинг, где застал уже бодрствующую российскую общественность. Я выразил желание увидеть, наконец, настоящий Сидней.

Ведь то, что я наблюдал накануне, походило не на крупный мегаполис, а на обычный курортный приморский городок. Мы отправились на нашем авто в центр города и, оказавшись там, первым делом зашли в Собор Девы Марии. Этот статус собору присвоен был в году папой Пием XI. Несмотря на особый статус, церковь не произвела на меня особого впечатления.

Она, конечно, хороша, но не более. Неподалёку от собора Девы Марии пронзает небосвод Сиднейская башня. Это самое высокое сооружение в Сиднее и вторая по высоте смотровая башня в Южном полушарии, после Башни Окленда.

Самый верхний этаж располагается на высоте в метров. Здание спроектировано в году, строилось в период с по годы.

На башню взбираться мы не стали, поскольку у стен собора нас ожидала другая, более интересная альтернатива — отправиться в сторону Королевского ботанического сада или прогуляться по Гайд-парку, который примыкает к собору Девы Марии. Про Гайд-парк я не оговорился. В Австралии — бывшей британской колонии — большинство названий населённых пунктов, улиц, площадей, природных объектов и.

Что говорить, ведь до сих пор формальным главой государства здесь является Елизавета II. Это не только британские, но и австралийские наименования. Вы полагали, что Гайд-парк имеется только в Лондоне? Оказывается, в столице Австралии есть свой Гайд-парк, кстати, вовсе не хуже лондонского, и это один из самых крупных и красивых парков Сиднея.

Расположен он в самом центре города и является основным из трёх крупнейших ботанических садов Сиднея. И вот почему выбор пал именно на этот парк Безусловными символами Сиднея, да и всей страны, являются фантастическая Сиднейская Опера и величественный мост Харбор.

А их увидеть, гуляя по Гайд-парку, затруднительно. Этим, собственно, и объяснялся выбор из вышеназванной альтернативы. Королевский ботанический сад расположен на берегу красивейшей Фермерской бухты Сиднейского залива, вокруг которой разместились, кроме знаменитой сиднейской оперы и моста Харбор, ещё Парламент Южного Уэльса, Национальная библиотека, художественная галерея, монетный двор, живописная сиднейская гавань.

Длительное время земли, прилегающие к Фермерской бухте, использовались для выращивания сельскохозяйственной продукции, но они оказались неплодородными, и в году на этом месте был создан Королевский ботанический сад, который сейчас занимает площадь около 30 гектаров, а его богатейшие коллекции насчитывают свыше растений. Собственно, Королевским ботанический сад стал не в начале го века, а значительно позднее.

В году состоялся первый визит английского монарха в Австралию. Именно тогда Елизавета II и ее супруг принц Филлип посадили деревья вблизи губернаторского дома. Через 5 лет сады получили титул Королевских.

Так, на территории парка можно встретить Воллемские сосны, считающиеся самыми древнейшими деревьями на земле. Воллемская сосна дерево в середине снимка, за пальмой. Дерево было обнаружено Дэвидом Нолем — сотрудником службы заповедника национального парка Нового Южного Уэльса. Вот ведь как бывает! Вчера был Ноль, а сегодня — известная личность! Однажды во время выходных, совершая пешую прогулку, он наткнулся на отдаленный глубокий узкий песчаный каньон глубиной метров в труднопроходимом и густо заросшем Национальном парке Wollemi.

Этот парк расположен всего в километров на северо-запад от центральной части Сиднея. И именно там он обнаружил эту уникальную сосну. Поэтому это удивительное дерево из древнего прошлого официально получило название Wollemia nobilis. Высота взрослых деревьев колеблется от 27 до 35 метров. Деревья имеют сложное строение, с расположенными последовательно друг за другом пучками листьев на основных ветках, которые вытягиваются из ствола. На верхних ветвях находятся светло-зеленые женские шишки и коричневые, имеющие цилиндрическую форму мужские шишки, в результате чего эти деревья двуполые.

Когда моя рука загребущая рука уже потянулась за разнополыми шишками, меня строго предупредили, что делать это не следует. Ботанические сады Сиднея и специальный Фонд Нового Южного Уэльса выдают специальные лицензии на размножение и продажу саженцев этого дерева. Как только я узнал о платности услуги, тяга к размножению у меня сразу же пропала.

Кстати, точное местонахождение обнаруженных Д. Нолем сосен держится в секрете, чтобы сбить с толку потенциальных воров. Даже ученым, доставленным к месту произрастания уникальных деревьев на вертолете, говорят, завязывали.

Я их и вовсе бы там оставил навсегда, для верности привязав к соснам. Учёные — очень болтливы, когда речь идёт о научном открытии.

Помимо великолепной флоры, Королевский сад может похвастать богатым и удивительным животным миром. А ночью просыпаются и устремляются на охоту поссумы и сероголовые летучие лисицы. Я, правда, похвастаться особенно не могу своими зоологическими находками, поскольку прогуливался в дневное время, и летучих лисиц в их головокружительном полёте, к сожалению, не.

Кроме того, как вы помните, меня больше интересовал тасманский тигр. Однако Королевский ботанический сад — слишком оживлённое место для этого редкостного животного, чтобы там реально рассчитывать на встречу с. Чтобы обойти всю территорию Королевского ботанического сада и насладиться многообразием населяющих его растений и животных, нескольких часов мало, поэтому для удобства посетителей в саду функционируют мини-трамвайчики, доставляющие посетителей в любое экзотическое место сада.

Я же, как человек экономный, этими платными услугами не воспользовался и другим не дал. Ноги человеку даны, полагаю, чтобы ходить. И проходили мы, таким образом, часа два с половиной, обозревая большую часть парка, получив при этом большое человеческое удовольствие. И вот что увиделось и запечатлелось в результате моциона. Главные ворота сада — Ворота Вуллумуллу прости, Господи! Скорее всего, это название аборигенского происхождения. Значение его осталось для меня загадкой.

Видимо, что-то таинственное, шаманское. Это копия известной мраморной Венеры знаменитого итальянского скульптора Антонио Кановы. Она была установлена здесь в году перед открытием международной выставки. Здесь всё понятно и красиво. Ворота львов Lion Gate. Дом правительства — особняк бывшей резиденции губернатора. Где-то здесь Елизавета Вторая с муженьком саженцы высаживала. Видимо, старалась очень, раз вскоре парк в честь её назвали королевским. Эти ворота были построены в году, но название они свое получили только в году, тогда же, когда и Ботанические сады Сиднея получили название Королевских.

Образ этого плутоватого мифологического существа с козлиными ногами, являющегося низшим лесным божеством и демоном плодородия, из свиты греческого бога Диониса, мне показался очень обаятельным. Уже готовя этот материал, я узнал, что натурщиками скульптору служили его младший брат Джо и К несчастью, Джо через три года 14 мая года утонул неподалеку от этого места пристань в районе Мосмани теперь эта прекрасная скульптура, установленная здесь в году, служит напоминанием о.

Морская стена Sea Wall. Вдоль залива Farm Cove, тянется каменный парапет или каменная стена Sea Wall, строившаяся более 30 лет с по год и получившая название летней. Причиной такого долгостроя была золотая лихорадка и бегство работников сада на прииски. А стена была необходима для защиты садов от высоких приливов.

Пройдя немного вперед, вы увидите небольшую ажурную беседку из металла, установленную на цоколе из песчаника по проекту современного автора Фионы Холл в году. Существует предание, которое гласит, что на этом месте в тени огромного фигового дерева стояла готическая беседка по её дизайну. Драконово дерево или Драцена драконов Dracaena draco — растение рода Драцена. Произрастает в тропиках и субтропиках Африки и на островах Юго-Восточной Азии. Выращивается как декоративное комнатное растение.

Драконовые деревья растут очень медленно и при росте у них не образуются годовые кольца, точно определить возраст этих растений очень сложно. Драконово дерево в этом ботаническом саду является своего рода достопримечательностью.

Его крона лежит на земле, открывая замысловатый рисунок ветвей. На открытой лужайке, что ближе к заливу, можно увидеть копию необычного античного сооружения — Хорегический монумент Лисикрата, оригинал которого, посвященный победителю фестиваля Бахуса год до нашей эрынаходится в одном из афинских монастырей.

Копия этого монумента была высечена известным сиднейским скульптором Вальтером Мак Гиллом в году для Сэра Джеймса Мартина, премьера Нового Южного Уэльса, и впоследствии подарена Садам. Обойдя залив Farm Cove, непременно выйдешь к Скамье миссис Маккуори.

Скамья в песчанике была высечена осужденными одновременно со строительством проходящей здесь же дороги. Дорога тоже называется миссис Маккуори, Её проложили в году по указанию супруги губернатора — Элизабет Маккуори, чтобы соединить бухты Фарм и Вуллумулу.

Миссис Маккуори была супругой генерал-майора Лахлана Маккуори, занимавшего пост губернатора Нового Южного Уэльса в период с по год. Предание гласит о том, что она любила сидеть на скале на берегу залива и смотреть на заходившие в гавань корабли из Великобритании. Место на оконечности мыса и сейчас пользуется большой популярностью.

Хотя, конечно, то, что видела миссис Маккуори два века назад, очень не похоже на современный вид. Но и сейчас отсюда — неплохая картинка. Сообщая эту информацию я, наверное, разглашаю, военные секреты Австралии. Хотя из данной базы здесь, похоже, никто секрета не делает. Что говорить, Королевский ботанический сад — это настоящий оазис, который позволяет жителям Сиднея и его гостям сбежать от суеты большого города в небольшой изумрудный приют тишины и спокойствия.

Вход в парк, к счастью, — бесплатный, но нужно следить за расписанием работы. Оно различается в зависимости от времени года. Иначе вас могут там закрыть, и придётся коротать ночь взаперти. Впрочем, почему бы и нет?! Вполне себе бюджетный отдых. Вот, где палатку надобно мне было ставить! Mrs Macquaries Road, Sydney Дополнительная информация: Сад работает ежедневно с С ноября по февраль Ботанический Сад закрывается в Вряд ли каждый из пишущее-читающих пользователей сайта ответит утвердительно.

Это и не удивительно, ведь опера, будучи сложным синтетическим жанром музыкального искусства, не столь уж проста для восприятия массовым зрителем. Мне, жителю провинциального сибирского города, где никогда не было оперной труппы, довелось лишь четырежды увидеть оперные спектакли, да и то давненько, во время визитов в обе столицы.

И должен вам доложить о банальной истине, что живое восприятие оперы несравнимо с телевизионной записью. Спектакль оставил неизгладимое впечатление Опера в Сиднее — совсем другая опера. Второй день моего пребывания в городе был под восклицательным знаком впечатления, но вот только не от музыки, а от здания местной оперы. Можно сказать, что оно стало лейтмотивом всего этого дня.

Началось с того, что ещё с утра, прогуливаясь по Королевским ботаническим садам, я, оказался у самого подножья этого здания, влекомый к Опере, как металлическая частица неминуемо устремляется к гигантскому магниту. Можно понять жителей Сиднея, да и всей Австралии, которые гордятся этим сооружением, ставшим национальным символом. Можно понять и миллионы приезжих, которые считают своим священным долгом хотя бы одним глазом взглянуть на эту супердостопримечательность.

Мне удалось это сделать с помощью имеющегося комплекта глаз, причём несколько раз кряду в течение дня. Здание Оперы сравнивают с разными вещами, но более всего оно напоминает фантастический парусник, плывущий на всех парусах по Сиднейскому заливу.

Автором этого проекта стал архитектор из Дании — Йорн Утсон, победивший в конкурсе среди претендентов в году. Здание строилось на пожертвования долгие 14 лет. Колледжи древние, но не из модных, расположены в стороне от "туристской тропы" и поэтому обычно закрыты для публики, а уж в каникулы и подавно. Но узнав, что мы "по делу Холмса", суровые стражи светлели лицами и, побросав посты, вели нас показывать внутренние дворы, аудитории и жилые корпуса. О связи своих колледжей с Шерлокианой они не знали и слушали нас с интересом и даже почтением.

Кембриджский кандидат Trinity Hall - камерный, теряющийся в тени соседнего знаменитого Кингс-колледжа, по архитектурным деталям и genius loci полностью совпадал с "каноном". Четырехэтажное кирпичное неоготическое здание, в котором по сей день вместе живут студенты и преподаватели, так и просится в декорации фильма о Холмсе. Oriel Cоllege в Оксфорде вроде бы ничем не уступает конкуренту.

За него, кстати, особенно ратует видный член Общества Холмса в Лондоне Маргарет Берд, автор книги "Этюд в синих тонах. Шерлок Холмс в Оксфорде". Но все же заглянуть в окно первого этажа, как это сделал студент-похититель Гилкрист, увидевший на столе преподавателя текст будущего экзаменационного перевода, здесь не сможет даже двухметровый гигант.

А без этой случайности не было бы и дела "Трех студентов". Поэтому мы единогласно голосуем за Кембридж. Не менее интригующими стали для нас и поиски коттеджа "сумасшедшего" профессора физиологии Пресбери из "Человека на четвереньках".

Знаменитый ученый вдруг по ночам стал карабкаться по плющу, обвивающему дом, пугать своих домашних и сводить с ума верного пса Роя. И только гений Холмса помог понять, что всему виной любовь к юной особе, которую старик решил завоевать, принимая "эликсир молодости" из сыворотки мозга обезьяны.

Согласно "канону", дом Пресбери должен иметь не меньше трех этажей, эркерные окна и стоять в саду. Кандидатом от Кембриджа стал так называемый Torrisdale Cottage, расположенный на улице Lady Margaret Road в северной части города. Решающим доводом в его пользу было то, что здесь в году, когда происходят события "Человека на четвереньках", жил профессор анатомии Александер Макалистер.

Из "Отчета об экспедиции Общества Холмса в Кембридж в году", изученного нами в Вестминстерской библиотеке в Лондоне, мы знали, что знаменитый анатом из-за своих странностей был притчей во языцех в академической среде.

Словом, точная копия "грозы студентов" Пресбери. Но уже знакомая нам оксфордианка Маргарет Берд подыскала на роль прототипа для героя "Человека на четвереньках" другого экстравагантного профессора медицины сэра Вильяма Остлера, проживавшего по адресу Norham Gardens, 13, в Оксфорде. Дом этот, в отличие от его кембриджского конкурента, мы нашли без труда. Не пришлось ни петлять по переулкам, ни парковаться на частных газонах.

Norham Gardens - настоящая "профессорская улица", здесь атмосфера царит солидная и даже торжественная. Впечатляющая архитектура дома номер 13, старый сад - все это убеждает в правоте Маргарет Берд. Что же касается личности профессора Остлера, то вот как описывает его краевед Джилберт Хайет: Помимо доктора Остлера он называл себя одновременно и Эгертоном Дэвисом, рассказывая друзьям эпизоды из жизни и путешествий этого человека".

Вклад хозяина Ostler House в науку увековечила мемориальная доска. И вот она - главная улика! Доктор Остлер жил в этом доме с по год! Еще одна достопримечательность Кемфорда стала предметом наших поисков. В "Человеке на четвереньках" описана старинная гостиница Сheсkers - "Шахматная доска", где останавливались Холмс и Ватсон.

Как сказал великий детектив: Право же, Ватсон, наша судьба на ближайшие несколько дней складывается куда как завидно". Но убедиться в качестве постельного белья нам не довелось: Теперь "Шахматная доска" - просто ресторанчик средней руки. В старинной зале с прокопченными потолочными балками молодежь, потягивая пиво, гоняет шары на бильярде. Мы сели за столик в маленьком уютном садике и заказали портвейн. Но мы начали с ностальгией говорить ему о холмсовских временах, и через три минуты к нам уже подсел хозяин заведения.

Как интересно, жаль, что ему никто ничего не сказал раньше, ведь это отличная реклама. В общем, мы покинули "Шахматную доску" с полной уверенностью, что теперь портвейн там вскоре польется рекой. Кстати, эту последнюю партию в битве за памятные места Шерлокианы Кембридж проиграл вчистую, там нет ничего похожего на оксфордскую "Шахматную доску". Но общий счет 2: Точнее, к полуострову Лизард на юго-западной оконечности Великобритании. Скоростную автостраду сменили дороги местного значения с бесконечными "кругами", на которых машина теряет скорость и тащится, словно допотопный кэб.

Потом в разгар ясного осеннего дня наполз вдруг туман, видимость резко упала, и водители, осторожничая, и сами уже тащились еле-еле. Поэтому, когда увидели берег океана, где в году разыгралась трагедия, которую пресса окрестила "корнуоллским ужасом", а "канон" увековечил как дело о "дьяволовой ноге", показалось, что мы попали совсем в другое время года, а пожалуй, и в другую эпоху Что же заставило самого мастера дедукции весной года отправиться из Лондона в эти Богом забытые места?

Как повествует Ватсон, "железное здоровье Холмса несколько пошатнулось от тяжелой и напряженной работы, и доктор Мур Эгер с Харлей-стрит категорически заявил, что знаменитому сыщику необходимо временно оставить всякую работу и как следует отдохнуть, если он не хочет его подорвать".

Но не успел "отпускник" на пару с Ватсоном поселиться в одиноком белом коттедже на берегу залива Маунт-Бей, как оказался вовлечен в расследование драмы в семье Тридженнис: Причиной оказались вовсе не козни сатаны, а дым от камина, в котором горел ядовитый африканский корень, прозванный "дьяволовой ногой". Эксперимент, доказавший это, Холмс поставил на себе, что едва не стоило ему рассудка или даже жизни.

Только выдержка Ватсона, крепкую голову которого не брали никакие наркотики, позволила ему вытащить друга из-под паров "африканца" на свежий воздух. Основательность и здравый смысл доктора, детально описавшего "театр боевых действий" в Корнуолле, помогли и. В течение буквально нескольких часов мы нашли все места, упомянутые в "Дьяволовой ноге".

Не помешал даже штормовой ветер, много веков бросавший на здешние зловещие скалы несчастные корабли. Бухта Полду, где стоял коттедж Холмса, едва не ставший для него могилой, - одно из самых гиблых мест в округе. На северной стороне бухты действительно белеет одинокий домик. Но, судя по описанию Ватсона, они с Холмсом жили на южной скале: Все разъяснилось в разговоре с директором этого заведения, которое оказалось фешенебельным домом для престарелых дам.

Коттедж Холмса снес в году изобретатель беспроволочного телеграфа Гульельмо Маркони. На его месте он построил первую в мире радиостанцию. Именно отсюда 12 декабря года был послан сигнал, принятый самим изобретателем на острове Ньюфаундленд, на противоположном берегу океана. Сигнал, с которого началась эра современных телекоммуникаций. В году станция Полду приняла радиограмму с парохода в Атлантике, адресованную Скотленд-Ярду. Это был ответ на первую в мире радиосводку с приметами разыскиваемого преступника.

По ней капитан опознал доктора Криппена, который, убив жену, отплыл в Америку и уже считал себя в безопасности. Впервые радио помогло полиции, а к тому же появился прецедент, приведший позже к созданию Интерпола. Вдохновленные этой символической историей, мы уже к вечеру добрались до дома, где, собственно, произошел "корнуоллский ужас".

Австралия. В поисках тасманского тигра

Сегодня в небольшой усадьбе Придэннэк-Мэнор живет семья простого фермера, а не богатых владельцев оловянных шахт. Но парадная, садовая сторона дома по-прежнему украшена псевдоготическими окнами, в одно из которых преступник, вероятно, наблюдал, как сходят с ума и умирают его родственники.

А окрестности фермы, где мы бродили уже в сумерках, так же унылы и зловещи, как в рассказе Ватсона. И мы были даже рады оказаться к вечеру в соседнем городе Фалмуте, где нас ждали комнаты в гостинице, а сам город ярко освещался и бурлил жизнью.

Фалмут тоже связан с делами великого сыщика. Его гавань считается третьей по глубине в мире после Сиднея и Рио-де-Жанейро. Именно отсюда в году вышла в плавание шхуна "Глория Скотт", трагическая история которой описана в одноименном рассказе.

Нам же в дальние моря отправляться рановато. Впереди ждет "география" "Собаки Баскервилей", расследование которой происходило на знаменитых Дартмурских болотах. Еще в Вестминстерской библиотеке в Лондоне мы поняли, что путь в соседний с Корнуоллом Дартмур лежит И причина этого в местоположении "Баскервиль-холла" - родовой усадьбы, где разворачивались события знаменитой повести.

Вроде бы, что может быть проще, поезжай в Дартмурский национальный парк, расположенный в графстве Девон, и ищи это типичное английское загородное поместье. Однако выяснилось, что основной кандидат на роль "Баскервиль-холла" находится в Южном Уэльсе, около городка Хей-он-уай, и мы решили сделать "крюк", чтобы разобраться на месте.

Гостиница "Баскервиль-холл" - массивное серое каменное здание, окруженное парком с красивой подъездной аллеей, - ожиданий не обманула. Внутри - роскошное фойе с широкой лестницей, камином, где горит цельное бревно, со старинными украшениями стен и потолка.

Кроме нас, гостей почти нет - не сезон. Хозяин, узнав, что мы приехали "по следам" Холмса, выдал ключи от роскошных будуаров в бельэтаже и тут же снабдил "пресс-папкой" с материалами об истории здания. Сам он свято верит, что имеет честь владеть историческим "Баскервиль-холлом", вдохновившим Конан Дойла. Едва осмотревшись в гигантских спальнях, мы пошли бродить по скрипучим лестницам, а потом гуляли в темноте вокруг дома Утром был завтрак в столовой, обшитой темными дубовыми панелями, половину которой занимал огромный камин.

Все как в романе Но, наслаждаясь комфортом старинного дома, мы не забывали о деле и "работали с документами". Выяснилось, что "Баскервильхолл" в Уэльсе был перестроен в году Томасом Баскервилем-младшим для его супруги Элизабет как летняя усадьба и дом приемов.

Великобритания: Terra Sherlockiana / vanessaparadis.info / Страны и регионы

Артур Конан Дойл дружил с Баскервилями и останавливался в усадьбе в году. Здесь он якобы и услышал местную легенду о собаке, преследовавшей этот старинный род. В гербе уэльских Баскервилей, который украшает фасады дома, есть голова собаки, держащей в зубах палку, с которой стекает кровь. Помимо Истории убедительна и Топография места, что признала даже Ольга, для которой "Баскервиль-холл" не в Дартмуре - нонсенс. И общая композиция здания, и передняя с камином, и галерея, куда выходят двери спален второго этажа, и аллея с вековыми деревьями, ведущая к дому, - все как в повести.

Здесь, в уэльской усадьбе, с холма которой открывались роскошные виды на зеленые луга и сады, им, что называется, и не пахнет. Согласившись считать данную усадьбу "подлинной" пока условно, мы поспешили к топям Дартмура, чтобы погрузиться в атмосферу повести. Топи в литературе и жизни В "Собаке Баскервилей" эта местность описана самым мрачным образом.

Картины уже подготавливают восприятие к будущим ужасным событиям. Можно сказать, что в них талант автора достигает высот большой литературы. Чтобы создать такой образ, он явно должен был пожить в здешних местах. В письмах к матери он сообщал, что проходит в день по 14 миль пешком, собирает материал и напряженно работает над повестью в жанре real shocker "настоящего ужаса". Если же принять точку зрения Ольги и других радикальных шерлокианцев, то писатель Ватсон испытал "прелесть" Дартмура на своей собственной шкуре, когда собирал сведения о смерти сэра Чарльза Баскервиля для своих отчетов "оставшемуся в Лондоне" Холмсу.

В таком случае возникает вопрос о "Баскервиль-холле", который должен находиться вовсе не в Уэльсе, а здесь, на месте. Что в Дартмуре может претендовать на усадьбу-прообраз? Прежде чем начинать поиск, мы решили проконсультироваться в местном туристическом центре, расположенном, по иронии судьбы, в здании бывшего The Duchy Hotel, где жил Дойл.

Едва войдя внутрь, мы поняли, что "бренд" Шерлокианы принстаунские жители раскручивают серьезно. В фойе центра нас встретила восковая фигура Холмса, одетого в дорожный костюм. За спиной у него маячил то ли Ватсон, то ли сам автор. Коренастый крепыш с бэджиком "Генри" на груди с убедительностью сэра Генри Баскервиля рассказал нам о "преследовавших семейство ужасах", показал на карте, где что происходило, и был в восторге, что люди приехали аж из самой Москвы, чтобы все увидеть своими глазами.

Но стоило мне заикнуться о нашем визите в Уэльс, как его лицо окаменело. Я виновато потупился, и Генри приступил к "контрпропаганде". Жизнь он закончил, растерзанный собаками во время охоты на болотах. Его призрак так тревожил жителей, что они завалили могилу тяжеленной каменной плитой, а сверху выстроили еще и мавзолей с кованой решеткой. Так звали кучера кэба, который вез писателя в гостиницу. Вот видите, воспрянула духом Ольга, нам необходимо посетить местный "Баскервиль-холл" и могилу Ричарда Кэбелла!

Их дети, Бенджамин и Анна, выросли, получив ровно столько образования, сколько им перепало от отца дождливыми вечерами, в которые его посещала подобная прихоть. Дедушка нашей мисс Грие, ловкий и целеустремленный деревенский парнишка, на многие годы сгинул, захваченный водоворотом сомнительного предпринимательства в городе, где он подвизался поочередно в качестве мальчика, услужающего в трактире, репортера на побегушках и управляющего рестораном.

В конце концов он вновь навестил родителей и добился от них разрешения отдать их землю в залог, дабы вложить полученные средства в кое-какие железные дороги. В нашем распоряжении имеется его относящийся к этому времени портрет, воспроизводимый в каждой истории великих состояний Америки дагерротип, изображающий мужиковатого голландца с выпяченной нижней губой и задиристо-веселыми глазками.

Не исключено, что тем воскресным вечером в Вороньей Дыре ему пришлось возродить тонкое искусство сечения собственных родителей, ибо Анна вспоминает, что ей было велело удалиться с вязаньем в амбар и сидеть там на мешках, покуда не позовут. Старик-отец призвал на голову сына все, какие припомнил, проклятия из псалмов и как ни удивительно, был отомщен: И то, и другое пошло ему на пользу: Родители его умерли в особняке на Вашингтон-сквер, так до конца и не простив сына.

Бенджамин женился на дочери еще одного магната, девушке, которая, доведись ей родиться в иной век и с иной верой, удалилась бы в монастырь и там умеряла нищету своего духа и ума безостановочным потоком не имеющих объяснения слез. Попав же в мир роскошных особняков, она произвела на свет болезненного сына, в котором подавляемые столь многими поколениями Грие и Халлетов эстетические порывы расцвели достойным сожаления цветом, обратившись в пристрастие к операм Россини и вещам, которым он по простоте душевной приписывал итальянское происхождение, к аляповатым четкам, к одежде каприйских крестьян и к полотнам Доменикино.

Он взял в жены женщину твердую и резкую, старше него годами, женщину, сознательно выбравшую его из числа прихожан Пресвитерианской церкви. Супруги владели невероятным богатством из тех, что разрастаются неприметно и сами собой удваиваются в течение года. Союз с Грейс Бенем сделал возможным появление на свет еще одного, последнего отпрыска рода Грие — нашей мисс Грие.

Двум десяткам гувернанток, с рыданиями сменявших одна другую, она представлялась коварным и злобным чудовищем. Ее таскали, не давая покоя, из Нью-Йорка в Баден-Баден, из Вевэ в Рим и обратно; так она и выросла, не успев обрести привязанности ни к определенному месту, ни к определенному человеку.

Родители умерли, когда ей было двадцать четыре года, и с течением времени абсолютному одиночеству удалось сделать то, чего не смогли добиться никакие душеспасительные беседы: Подобное описание родословной мисс Грие, попадись оно ей на глаза, вряд ли заинтересовало бы ее или повергло в смущение.

Горячее дыхание великого раздражения овевало ее душу; она жила ради того, чтобы оскорблять и высмеивать принадлежащих к ее общественному кругу дураков и невежд. К тому же она была неуемна и наделена мужской хваткой, унаследованной от деда, хваткой делового магната, каковая при ее положении и поле могла найти лишь одно применение — в страсти повергать в трепет женщин и мании вмешиваться в чужие романы. При всем том, она оставалась женщиной разумной и сильной, правившей своей эксцентричной и непокорной паствой с язвительным удовольствием, так что по смерти ее гостиные Рима огласились диковинным ропотом приглушенного ликования.

Портрет ее остался бы неполным без описания самого странного из ее обыкновений, порожденного отчасти бессонными ночами человека, всю жизнь терзаемого болезнями, а отчасти боязнью призраков, внушенной ей в детстве одной из гувернанток. Ей никак не удавалось заснуть до наступления рассвета. Когда гости все-таки уходили, она посвящала остаток ночи музыке, ибо держала, подобно немецким принцессам восемнадцатого столетия, собственный оркестр. Эти длившиеся до зари бдения если и не отличались расплывчатостью или сентиментальностью, то были до последней степени эклектичными.

Постепенно она совсем отошла от легкой для восприятия музыки, сдружившись со сложной, головной. Она обратилась к музыке, представляющей исторический интерес, выискивая забытых ныне соперников Баха или оперы Гретри Она платила группе певцов Латеранского хора, чтобы те пели для нее нескончаемые творения Палестрины.

Когда час спустя мы вновь поднялись по ступеням этого дома, мы увидели уже собравшихся и ожидавших хозяйку гостей. Среди прочих привилегий мисс Грие давно уже присвоила себе право царствующей особы появляться на собственных приемах последней. Прошло несколько мгновений и неприметно появившаяся мисс Грие уже здоровалась с гостями, торопливыми зигзагами перемещаясь по комнате.

Not found page

Для платья ее, решенного в саламандрово-красных и черных тонах, послужил образцом маскарадный костюм, изображенный на одной из гравюр Фортуни С шеи свисала на грудь отлитая в эпоху Возрождения редкостная медаль, превосходящая размерами все, чем осмелилась бы украситься любая другая дама.

Поскольку мисс Грие желала слышать каждое слово, произносимое за ее столом, обитатели Рима давно и вполне основательно жаловались на царившую за ним тесноту: Но то была не единственная условность, которую нарушала мисс Грие: Мне вдруг бросилось в глаза, что она не притрагивается к подаваемым нам блюдам.

Не могла она удержаться и от того, чтобы не поддразнивать гостей на довольно опасный манер: В начале обеда ее беспокойный взгляд на миг остановился на мне, она уже было забормотала нечто зловещее, но передумала и велела слуге подложить мне еще oeufs cardinal 27с некоторой надменностью прибавив, что это единственные oeufs cardinal, которые можно есть в Европе, что Мими пожилая княгиня Галицина имеет глупость бахвалиться своим поваром, научившимся ремеслу в вокзальных ресторанах, и так далее, и так далее.

Она была необычайно богата, говорили, что у нее больше акций Суэцкого канала, чем у Ротшильдов. Высокая, с длинными руками и ногами, костистая, но почему-то не казавшаяся особенно худощавой. Продолговатое белое лицо ее, обрамленное двумя длинными сердоликовыми серьгами, приводило на ум некую символическую фигуру с фриза Джотто, не уместившуюся в композицию целиком, но словно светящуюся от всеобъемлющей духовной страсти. Голос ее был хрипловат, в манерах сквозила восторженность, первые десять минут разговора она высказывалась невпопад, поскольку мысли ее блуждали где-то далеко; чувствовалось, впрочем, что они рано или поздно вернутся.

Так и случилось, причем результат оказался весьма впечатляющим. Она сжато обрисовала мне движение французских роялистов.

По всей видимости, она страстно веровала в цели этого движения, но ни во что не ставила практикуемые им приемы. Без Рима Франции не вернуть былого величия.

Мы не готты, мы латиняне. Это готты насильственно насадили у нас чуждый нам строй. Со временем мы вновь обретем себя, наших королей, нашу веру, нашу латинскую суть. Я робко ответил в том духе, что и французский, и итальянский темпераменты представляются мне на редкость неприспособленными для республиканского строя, после чего она положила на мой рукав длинную бледную руку и пригласила в конце недели посетить ее виллу. Я спросил, какой. Безликих священнослужителей в Конклаве сейчас на удивление мало, и все же единственный кардинал, которому присущи оригинальность, ученость и обаяние, это кардинал Ваини.

Мне так часто приходилось сталкиваться с оригинальностью, ученостью и обаянием не говоря уже о благочестии на низших ступенях церковной иерархии, что утверждение, будто наверху эти качества столь редки, меня потрясло.

Вы еще не знакомы с Кардиналом? Какими он обладает познаниями! И вообразите, совсем не желает писать! Я не хочу показаться непочтительной, но по-моему Его Высокопреосвященство одолела, как бы это выразить? Весь мир ожидает объяснения некоторых противоречий в писаниях Святых Отцов, он единственный, кто способен дать такие объяснения, и тем не менее он молчит. Мы молимся об. Ему по силам вернуть Церкви почетное место в современной литературе.

Быть может, он в состоянии даже единолично добиться победы дела, которому каждый из нас предан всей душой. Я осторожно поинтересовался, что это за. Она взглянула на меня с удивлением. Мы надеемся в ближайшие двадцать пять лет добиться с этой целью созыва Экуменического Совета. Я думала, вам это известно, собственно говоря, я решила, что вы один из наших соратников.

Я ответил, что я, во-первых, американец, а во-вторых, протестант, полагая, что такой ответ избавит меня от обременительного существования в качестве католика-роялиста. У нас есть евреи, агностики, художники и, представьте, даже анархисты. На этот раз я окончательно уверовал, что сижу рядом с человеком, страдающим помрачением разума. Сама идея попытаться созвать в двадцатом веке совет, способный облечь коронованных особ сверхъестественной святостью да еще и внести веру в эту святость в свод убеждений, обязательных для всякого верующего, представлялась мне не благочестивым мечтанием, но свидетельством умственного расстройства.

В тот вечер мы не имели возможности вернуться к этой теме, но я несколько раз замечал, что ее полубезумный взгляд подолгу задерживается на мне с выражением, подразумевающим знакомство куда более тесное, чем я согласился бы признать. Я собираюсь просить вас об огромной услуге. По возвращении в гостиную я оказался рядом с Адой Бенони, дочерью известного сенатора. Выглядевшая слишком юной, чтобы появляться на вечерах, она тем не менее обладала кроткой осмотрительной умудренностью хорошо воспитанной итальянской девушки.

Я почти сразу попросил ее рассказать мне о Каббале. Хотя я понимаю, что вы имеете в виду. У них имеется нечто такое, некий великий дар, он-то их и объединяет. Лоб девушки собрался морщинами, она слегка порозовела. Кроме Кардинала, конечно, с ним мало кто знаком.

И они мне нравятся, каждый из. Я их там увижу? Это их, как говорится, рассадник. Вы можете дать мне какой-то совет, перед тем как я к ним отправлюсь?

Имейте в виду, поначалу они будут вести себя очень сердечно. Они сильно увлекаются людьми, но потом устают от них и отступаются. Бывают и исключения, время от времени они находят кого-то, подобного им, и окончательно принимают этого человека, так появляется новый член Каббалы. В Риме полно людей, прошедших испытание Каббалой, но не ставших для нее своими. Мисс Грие это в особенности свойственно. Она ведь познакомилась с вами совсем недавно, правда? Вскоре она подойдет к вам и попросит, чтобы вы остались на ночной ужин.

Ее ночные ужины знамениты. Я пришел к чаю и меня тут же пригласили на обед. Вы просто проходите испытание, вот и. Люди сближаются здесь с великой поспешностью. Попытаетесь — ничего хорошего не получится. Хотите узнать, как я поняла, что вас выбрали для испытаний?

Сегодня сюда был приглашен мой жених, а всего за час до обеда ему принесли на дом записку с просьбой прийти в следующую пятницу, а сегодня отправиться в Оперу.

Она такие фокусы часто проделывает и означает это только одно: Конечно, второе, утешительное приглашение, выглядит всегда гораздо сердечнее и почетнее первого, тем не менее мы на нее рассердились. Так все и вышло — когда мы с Блэром подошли к мисс Грие, чтобы проститься, она отвела меня в сторону и с неотразимой страстностью прошептала: Я хочу познакомить вас кое с кем из людей, которые будут у меня за поздним ужином.

Вы ведь сможете прийти, не правда ли? Я было запротестовал, но результат получился пугающий. Существует чрезвычайно важное поручение, которое я хочу на вас возложить. Я уже позвонила одной из моих ближайших подруг… Я прошу вас об одолжении, отложите то, что вы запланировали на.

Мы хотим попросить вас об огромной услуге. Разумеется, я тут же и сдался, больше от изумления, чем от угодливости. Похоже, вся Каббала вознамерилась просить меня об услугах. Времени было около десяти. Предстояло каким-то образом убить два часа. Мы совсем уже собрались отправиться в Колизей, когда Блэр воскликнул: Раз я уезжаю во вторник, надо проститься да и посмотреть, как.

Вам больные не очень противны? Напечатал в Англии несколько стихотворений, но сами понимаете, там тысячи таких, как .