Он попросил знакомого шахтера достать взрывчатку и подложить

Статья дня — Блоги — Эхо Москвы

Самарин жалел, что у него нет знакомого толкового программиста, который мог бы .. Итак. Кто-то подложил взрывчатку одному из охранников. Ага. Попросил Абрам Мойшу: «Мишенька, не зови меня больше Ваней». дерматит), он снова заколебался: звонить в дверь или доставать свой ключ. Тем не менее она хлопала и вертела головой, пытаясь угадать, где он или .. Толпа не знакомых Аглае людей отмечала свадьбу. в плащ–палатке, скрывавшей погоны, приблизился к генералу и попросил А побольше взрывчатки? . Было бы странно, если не знать, что подложенная под “ мерседес”. Машинист движением руки попросил у него зеркальце. Он говорил с ней о письмах от знакомых ученых, о продовольственных и промтоварных лимитах. .. когда он пробовал пролезть под проволокой и достать закатившийся мяч. Когда он вернулся из финчасти, Бархатов спал, подложив под голову.

Социологи планировали, что через год-два материальное благосостояние трудящегося населения круто возрастет, и оно, население, с увлечением займется детопроизводством.

Для запланированных к концу пятилетки детей здание и строили. Каким-то образом ему удалось сохраниться до начала приватизации. А там здание сумел арендовать на девяносто девять лет за смехотворную взятку губернаторским чиновникам шеф Андрея Кирилловича. Когда рухнула империя шефа, здание на несколько дней оказалось бесхозным, и его предложили Андрею Кирилловичу под вновь создаваемое подразделение.

Так судьба, в очередной раз иронично улыбнувшись, привела его в то самое здание, безопасность которого он несколько лет подряд обеспечивал. Если сегодня начать составлять список деятелей, уверяющих, что они брали в декабре семьдесят девятого дворец Амина, то таковых оказалось бы не меньше дивизии. В действительности их была небольшая горстка, и Андрей Кириллович помнил каждого, мертвого и живого, по имени. С тех пор несколько раз менялись эпохи, исторические ориентиры, а также название их спецподразделения, которое стало на некоторое время известным стране.

Только их, так сказать, отцов-основателей, там уже не. Тех, кто в начале девяностых не ушел в отставку, разбросали по разным частям ФСБ.

В девяносто четвертом Андрей Кириллович получил через одного знакомого туманное предложение возглавить службу безопасности некоего серьезного бизнесмена. Андрей Кириллович был тогда подполковником и в скором времени ожидал третью звезду на погоны, а также генеральскую должность. Новая служба оказалась вовсе не такой, как он ожидал. Ему пришлось осваивать несколько новых профессий, не говоря уже о том, что он организовал с нуля необычное подразделение, для которого лично подбирал каждого человека.

На жизнь шефа, поднявшегося в своих делах до глобальных масштабов, шла с поразительным упорством постоянная охота, и ему удалось предотвратить не одно серьезное покушение. И в час, когда его шеф все же погиб, ему показалось, что мир рухнул. Ведь его коллеги, также не сумевшие сберечь хозяев и потому выброшенные из жизни, превращались в никому не нужных псов. К счастью, у него остались друзья, а большими подлостями он по своей службе у олигарха не замарался.

К тому же его считали высококлассным специалистом. Поэтому, не без дружеской поддержки, его вызвали в одно высокое и секретное место, а там представили седеющему красавцу в дымчатых очках, очень похожему на покойного популярного телеведущего Листьева.

И Андрей Кириллович мгновенно узнал в седеющем красавце юного лейтенанта Плещеева, который однажды чуть не плакал, из-за того, что подхватил грипп и его не взяли на штурм дворца Амина. Да, жизнь любит иронически улыбаться. Внешне все выглядело респектабельно. Учебной и оперативной работой ведал заместитель Андрея Кирилловича Осаф Александрович Дубинин, слегка сутуловатый человек с длинными руками и огромными ладонями-клешнями. Его, скрепя сердце, отдал Плещеев, так сказать для укрепления кадров.

При ближайшем рассмотрении он оказался не только аккуратнейшим службистом, но и мягкой душевной личностью. Странное имя, которое на первый взгляд могло показаться вполне азиатским, было знаком прошлых времен. Однако и теперь держава жила странной жизнью Из Москвы, например, доходило лишь процентов десять той расчетной суммы, которая была необходима Поэтому Андрей Кириллович одновременно охранял несколько десятков серьезных фирм и банков, что позволяло ему держаться на плаву, а заодно не только слегка разлагало сотрудников, но и его самого превращало в мелкою уголовника.

Ведь в каждом договоре об охране стояла сумма в рублях, а Андрей Кириллович получал ее в долларах на все подразделение. В газетах вон и то пишут, что вся Россия пронизана коррупцией и теневой экономикой. Они же посмотрят в договор и рассмеются. Потому что сами точно так же живут. И тогда майор Баркова выбросила начальника в чине генерал-лейтенанта на тротуар вместе с большим оконным стеклом. Генерал поднялся, встряхнулся, вернулся назад в учреждение и приказал немедленно уволить майора за аморалку Причем это его требование было сформулировано с помощью очень даже ненормативной лексики.

Дневник немецкого солдата - Пауль Кёрнер-Шрадер

Поэтому Плещеев оформил ее в контору Андрея Кирилловича. На службу доставлял майора ее муж, и он же забирал жену в конце рабочего дня, порой растягивающегося на несколько суток.

Муж у майора был забавным лысым коротышкой, очень похожим на Ролана Быкова. Муж, который вряд ли дорос до ее плеча, да к тому же был старше лет на пятнадцать, заставляв ее из властною руководителя боевого подразделения мгновенно превращаться в нежно воркующую заботливую пташку. А в конторе Милу, в прошлом майора Баркову, боялся и сам Андрей Кириллович. Особенно, когда оставался с нею один на один в тренажерном зале, хотя в свое время был обладателем нескольких данов.

Но для нее словно не существовали ни опыт противника, ни разница в весовой категории, она бросала здоровенных мужиков об пол, словно это были мешки с костями.

Александр АРЦИБАШЕВ. Кулек семечек из чепцы. Рассказы. | Русское поле

Но именно этой доли и не хватало учебному противнику, чтобы провести прием. При этом Мила вовсе не была мужиком в юбке, а к тому же самым позорным образом боялась мышей и тараканов. И когда однажды на их контору случилось нашествие этих быстроногих ночных насекомых, она взяла на три дня отгулы, потребовав, чтоб к ее возвращению вся нечисть была вытравлена, в противном случае она сюда ни ногой… В мужской контингент конторы она вносила некоторую задушевность и мечтательность.

Многие из ребят по очереди тайно влюблялись в майора Баркову, а потом, найдя для своих лирических устремлений другой объект, сохраняли в душе теплое к ней отношение, частицы которого распространялись и на товарищей.

Маленький мальчик старательно и сосредоточенно залезал на трехколесный велосипед. Ему помогала молодая женщина с усталым лицом. Мальчик наконец устроился на сиденье и покатился на велосипедике по комнате вокруг стола. Дядя Алеша опять замуж зовет, это он велосипед принес, а он знаешь как дорого теперь стоит?

Мне бы никогда такого не купить. Может и, правда, я дура, а? С фотографии на них глядел он, Савва. Уже который раз ему снилась его семья. Сначала сын был младенцем, у него прорезался первый зуб. А он смотрел на них с фотографии, не в силах даже глазом моргнуть, и молил, молил ее молча: И сын, переставляя смешные маленькие ножки, неуклюже передвигался, держась за диван. Савва смотрел на них со своей фотографии и думал всегда одинаково: Мне только нужно как-то подвигать лицевыми мышцами или хотя бы моргнуть, чтобы жена поняла, что я и в самом деле жив!

А жена по-прежнему показывала ему подрастающего сына и рассказывала про свои новости. Что ты нам посоветуешь? Нужно нам оформлять свидетельство о твоей смерти или еще подождать? Но жена не догадывалась об. А Савва ощущал, как глаза его наполняются влагой. Сейчас слеза покатится по щеке, и жена сразу догадается, что я жив. Он пытался моргнуть, ускорить приближение слез, но жена поворачивалась спиной.

И комната их с круглым столом посередине, с тюлевыми занавесками, такая знакомая, как бы отдалялась. На этом сон обычно заканчивался, и, проснувшись, Савва ощущал на глазах настоящие слезы. Но сегодня случилось что-то другое. Разлегся туг, пес приблудный! Савва еще не успел стряхнуть сон и раскрыть глаза, как кто-то пнул его ногой. Его предшественнику пришлось уйти, после того как по пятому каналу были показаны кадры, снятые скрытой камерой. В течение трех минут россияне с изумлением взирали на сцену, достойную третьесортного порнографического фильма, создатели которого поскупились на оплату актерам, в результате чего исполнителем роли Дон Жуана стал лысеющий господинчик с круглым брюшком.

Впрочем, клип имел грандиозный успех. На телевидении безостановочно звонил телефон и дозвонившиеся, не стесняясь в выражениях, высказывали все, что они думают и о заместителе городского прокурора, и о тех, кто этот ролик снял, а особенно о телевизионщиках, которые показывают такую пакость.

Ведь дети могли увидеть! Дон Жуан из ролика действительно был очень похож на предшественника Зотова.

  • Дневник немецкого солдата
  • Статья дня
  • Трудно только первые десять лет

Но ни разу бывший заместитель прокурора не обернулся к скрытой камере лицо, так чтобы его можно было бы узнать наверняка. Уж раз снимали скрытой камерой, так не три же минуты: Но таких кадров не. В этой связи все чаще называли Веселовского, правую руку Бориса Бельды, который в свою очередь был правой рукой… С другой стороны, питерцам-то какое до этого дело, это же там, в Москве. Веселовский, прославленный правдоруб, выводитель шишек и прочих наростов, постепенно стал очень видной фигурой на питерском небосклоне.

Поговаривали, что бывший заместитель прокурора что-то на него раскопал, но был ли компромат или нет, оставалось неизвестным. В результате следствие, как говорили, зашло в тупик, а самому зампрокурора предложили уйти, однако он и не думал уходить. Вот тогда-то и появился на голубых экранах знаменитый ролик. Ходили упорные слухи, что три минуты удовольствия питерские телезрители получили благодаря усилиям Веселовского.

В результате заместителя прокурора все-таки ушли. Веселовский, понятное дело, остался. Впрочем, обычный человек, замученный борьбой за повседневное существование, отнесся к произошедшему безразлично, перестав верить кому-либо и чему-либо. Освободившееся место заместителя главного прокурора города занял Зотов.

Вячеслав Петрович вел себя на новом место осторожно и аккуратно, стараясь на наступать на хвосты ни нашим, ни вашим. Поэтому, когда было ведено бросить все силы на раскрытие убийства Савченко, он действительно бросил их, то есть обязал всех подчиненных вписать это дело в свои планы. Этот политический деятель оказался наиболее подходящим, так как не вступал в противоречие с взглядами посетителей любой политической ориентации.

Как-то рука не поднималась повесить над головой портрет нынешнего президента. А то разгул преступности, понимаешь. Это уж никуда, да еще в нашем городе, славном своей культурой! Всякий раз, когда речь заходила об особой культуре, свойственной жителям города Петра, Самарин вспоминал своих соседей по лестнице Многие их них тоже были коренными петербуржцами, но в том, как они пьяно скандалили, отчаянно матерясь, особой культуры не угадывалось, хотя, возможно, кто-то считает подобные пассажи современным городским фольклором.

Ну, ты меня понял? Самарин тряхнул головой и очнулся. Под ровное течение речи начальства он совершенно отключился, погрузившись в размышления. Значит, на первом месте у тебя сейчас должен быть Савченко. Выходя из кабинета, Самарин непроизвольно затряс головой, как будто сбрасывая с себя остатки сна. Ну и туману напустил Зотов!

Однако делом Савченко следовало заниматься или делать вид, что занимаешься. Это было практически одно и то же, поскольку подобные дела не раскрывались и раскрытыми быть не могли по определению. Но президентский контроль требовал, чтобы соответствующие папки наполнялись бумажками.

Это было самым главным. Самарин жалел, что у него нет знакомого толкового программиста, который мог бы сделать программу, составляющую необходимые материалы допросов, очных ставок, осмотра места действия и тому подобных вещей.

Возвращается муж домой… Геннадий никогда не думал, что так соскучится по своему городу. И когда самолет делал круг, постепенно снижаясь, когда в иллюминаторе замелькали хорошо узнаваемые шпили Адмиралтейства и Петропавловки, а в последнюю минуту перед посадкой они стремительно пересекли Киевское шоссе с потоком движущихся в обе стороны машин, он прильнул к прохладному круглому стеклу и словно захлебнулся от радости.

Два года назад, удирая из Петербурга, он допускал возможность, что не вернется. Да так бы и было, если бы мировую прессу не обошло известие о том, что неизвестная добрая душа прихлопнула-таки двух олигархов, которые не только пустили его по миру, но и навели на него своих быков.

Но даже эти заминки, которые в прежние времена так ere бесили, сейчас показались милыми сердцу пустяками. Он никого не предупреждал о возвращении, и его никто не встречал. Он вышел на площадь, забитую машинами, вдохнул слякотный воздух и в последний миг решил ехать на такси, хотя собирался экономить деньги и сесть в маршрутный автобус. Геннадий посматривал в окна, с волнением узнавал знакомые улицы и удивлялся каждой новой мелочи. А когда въехал в свой двор, то и вовсе заторопился.

Расплатившись заранее заготовленными рублями, он не стал ждать лифта, а побежал по лестнице, хотя в этот час дома, скорей всего, никого не. Замки в двери были те. И теми же были плохо замазанные надписи на стене.

Сумки он в глубину квартиры не понес, а сам, даже не снимая обуви, в пальто, заглянул в ближнюю комнату.

Там все было знакомым, как перед исчезновением. Он заглянул в другую комнату, а в третьей на диване обнаружил спящего мужика. Это что еще за фокус?! Вор вряд ли, забравшись в чужую квартиру, станет в наглую отдыхать. Скорей всего, этот тип проник сюда не случайно, а поселился давно и надолго. Вот тут-то все у него и оборвалось. Такой подставы он не ожидал. Получалось, пока за ним гонялись по всей Европе, чтобы отнять остатки семейного капитала, который он берег изо всех сил, супруга спокойно предавалась блуду с этим узколицым тощим мужичонкой.

Может быть, даже сегодня ночью! То-то он средь бела дня нежится на диване, который Геннадий лично заказывал в ателье! Набирается сил, понимаешь ли… Лицо у мужика странно дергалось, потом он вдруг всхлипнул.

Ясное дело, взял ее жалостью. Ольга всегда была слаба на эту тему. И Геннадий, разозлившись, пнул его правой с поворотом, не слишком сильно, но довольно резко. Мужик просыпался медленно, и за это время Геннадий успел ему врезать еще пару. Его трясло от ненависти к этому типу и он с трудом себя сдерживал, чтобы не вломить всерьез.

Не хватает потом самому же вызывать скорую. А то и подзалететь на уголовке. Первым подошел автобус Наташи, она поцеловала подругу в щечку и кивком головы попрощалась с Важлецовым: Он машинально махнул ей рукой и обронил неуверенно: Попытался представить в роли жены Юлю: Похоже, из порядочной семьи, отец — директор проектного института, мать — солистка оперы.

Квартира в центре города, шикарная машина, дача на Каме, наверняка — обширные связи… Вскоре она пригласила его в гости. Встретили радушно, но, как ему показалось, с некоторой настороженностью — словно приценивались, хотя общались лишь за чаем.

Это породило смутное сомнение… Затем они уединились с Юлей в ее комнате. Близость красивого тела, дурманящий запах шелковистых волос, призывный блеск глаз возбудили в нем желание обнять девушку; в груди ворохнулась сладкая истома, и в тоже время сердце сжалось от непонятного чувства тревоги: Он боготворил любимую, боялся притронуться к ней, а она с поразительной беспечностью отдалась другому.

С тех пор что-то надломилось в его душе, при каждом новом знакомстве вспоминал об измене и целиком отдавался во власть неуемной, почти звериной, похоти. Добившись своего, сразу же охладевал к любовницам, забывая и о нежных словах, и о клятвенных обещаниях, и о выстраиваемых планах.

Безжалостно рвал с ними, жаждая новых встреч. И тогда, уходя от Юли, он наперед знал, что больше не встретится с. Наконец створки дверей распахнулись, и он, спрыгнув со ступенек, бегом устремился за девушкой: Неужели свернула на другую улицу? Раздосадованный, запыхавшийся и окончательно взмокший, он уже хотел было повернуть назад к трамвайной остановке, как взгляд вырвал среди буйной зелени желтое пятнышко.

Без всякой надежды двинулся. Подойдя поближе, увидел на скамейке в тени деревьев девушку, читавшую книжку. Это была вовсе не Ирина. Такая же светловолосая, длинноногая, стройная, в точно таком же наряде, но другая девушка. Звук приближающихся шагов заставил ее отвлечься от чтения; она подняла на Важлецова большие синие глаза и выжидающе замерла. Поняв, что обознался, он тем не менее не стушевался, а, улыбнувшись, как-то очень даже по-простецки произнес: Дышать совершенно нечем… Не возражаете, если присяду рядом?

На вид ей было лет шестнадцать. Круглое лицо в веснушках, по-детски припухшие чувственные губы, чуть вздернутый носик… Важлецов успел оценить изящную длинную шею, выпирающую из кофточки высокую грудь, плотные тугие бедра. Помолчав с минуту, притворно вздохнул: Я — не местная, приехала из Стучки, чтобы сдать документы в приемную комиссию. Она скосила на него удивленные глаза: Она оказалась полячкой, по фамилии — Кручинска.

С ее слов он узнал, что в Латвии вообще много поляков, это — с древних времен. В Риге — впервые. Говорила с едва уловимым акцентом, слегка шепелявя и проглатывая окончания слов, что выглядело несколько забавно. Увлекшись беседой, она забыла о всякой предосторожности, ворковала и ворковала, искренне радуясь знакомству с симпатичным парнем. Важлецов расчетливо выжидал, пока девушка привыкнет к. В какое-то мгновение он сделал вид, что хотел взглянуть на обложку книги, лежавшую на соблазнительных коленках и, как бы невзначай, коснулся локтем упругой груди.

Яна на это никак не отреагировала, продолжая весело рассказывать о том, кто из их класса куда поступает. В следующий момент он уже взял в свою руку мягкую нежную ладошку и поцеловал в пульсирующую жилку. Такого ощущения свежести, исходящей от молодого цветущего тела, Важлецову никогда прежде не доводилось испытывать; ноздри его расширились, дыхание участилось, сладко заныло сердце.

Не вполне отдавая отчет своим действиям, он притянул к себе девушку и стал безумно целовать ее шею, плечи, волосы… Она совсем не противилась, притихнув в его объятиях, и лишь вздрагивала всем телом при каждом новом прикосновении. Не стесняясь, он жадно мял ее вздымающуюся грудь и все больше и больше возбуждался.

Однако сознание подсказывало, что на этом следует остановиться — иначе все могло быстро закончиться. Сдадим документы в техникум, и на море! Только предварительно завернем ко мне в гостиницу за плавками и полотенцем. Они поднялись со скамейки и, как старые знакомые, взявшись за руки, пошли по тенистой аллее вдоль бульвара. Вскоре свернули к светофору и, перейдя на противоположную сторону улицы, оказались перед серым невзрачным зданием.

Яна скрылась в подъезде. Важлецов закурил и стал лихорадочно соображать, стоит ли заводить ее к себе в номер. В комнате — десять коек, наверняка кто-то из жильцов дома. Ему не терпелось увидеть Яну в купальнике, поплескаться с ней в море, понежиться на теплом песочке; мысленно он уже фантазировал, как они заглянут в какой-нибудь уютный ресторанчик, будут пить шампанское и танцевать под оркестр на открытой веранде, наслаждаясь запахами моря и смолистых сосен, как потом будут гулять до утра по набережной, упиваясь ночной прохладой и шорохами таинственных дюн, как будет ее целовать и обнимать… — Все в порядке, можем ехать!

Важлецов поцеловал девушку в подставленную щечку и потянул за руку к остановке. Всю дорогу, пока они добирались до гостиницы, он глядел на беспечно улыбавшуюся Яну и мучался одним и тем же вопросом: Администратор безучастно выдала ключ от номера, даже не посмотрев в их сторону. Поднялись на лифте на последний этаж. Полутемный коридор подействовал на Важлецова будоражище; вставляя ключ в замок, он почувствовал, что руки его слегка дрожат, а в висках пульсирует кровь.

К его удивлению, номер был пустым. Пропустив Яну вперед, машинально щелкнул замком. Койки в комнате стояли почти вплотную одна к другой, некуда было даже поставить стул.

"Пёс-2". 10 серия

Хоть немножко меньше будет жечь… Она примостилась на краешке кровати. Коротенькая юбочка приподнялась настолько высоко, что у Важлецова закружилась голова. Он уже ничего не видел, кроме белеющих нежных коленок; оставил в покое сумку и безвольно опустился рядом: Выскользнувшие упругие груди с надувшимися розовыми сосками затрепыхались в полумраке, словно испуганные птицы в силках.

Важлецов поочередно стал целовать их, не в силах совладать с. Он с ужасом смотрел на всхлипывающую девушку, хорошо понимая, что ему грозит в случае истерики. В Юрмалу ехать расхотелось. Вспомнил, что не успел назвать ни фамилии, ни адреса. Впрочем, и сейчас ты для меня загадка. Я ведь тебя ни в чем не виню! Сама себе судья… Она опустила с кровати ноги, нащупывая туфли.

Ее замшевая юбочка была вся в складках. Пока приводила себя в порядок, он поправил постель и успел принять душ. Они вышли на улицу. На небе появились тучки, ленивый ветерок навевал откуда-то сырость.

Александр АРЦИБАШЕВ. Кулек семечек из чепцы. Рассказы.

Вернувшись в номер, облегченно вздохнул: Покидая комнату, обернулся еще раз на кровать, на которой несколько минут назад лежала она, и у него что-то екнуло в груди: Это так — проходничок… Сколько любовниц осталось за бортом! Жизнь научила его ловчить, изворачиваться, подстраиваться под более сильных и влиятельных людей, хотя иной раз тошнило от нудных разговоров и спеси недоумков.

Оставив вещи в новой гостинице, Важлецов решил-таки съездить на взморье. Там — раздолье, глядишь, — и подвернется удача! Экономя деньги, отправился в Юрмалу электричкой.