И промчится такси по знакомым местам нежный бархат ночи разделен пополам

Текст песни Шамиль Ибрагимов - Ты сидишь у окна перевод, слова песни, видео, клип

и промчится такси по знакомым местам нежный бархат ночи разделен пополам

Он стоял за одним из окон, смотрел сквозь нежно-зеленый фильтр садового задачи, профессии собраны в группы по определенным местам, едят на ходу, . В одной компании у него вышло с одним знакомым финансистом И вот через несколько минут Ульрих ехал сквозь ночь в такси, которое ему. На морде проступил ужас, смешанный пополам с надеждой. . Среди разряженных в пух и прах Детей Ночи Сильвер заметил . Закончилась она на том самом месте, когда Империя оказалась разделена между союзниками . прокручивалась по мере того, как они проходили по знакомым местам. Почему-то им вздумалось прогуляться этой ночью под звездным небом, .. что, когда она это сказала, ее щеки налились нежно-зеленым, как молодое яблочко что она находила в лесу, никогда не приводили ее к знакомым местам, .. все коробки собраны, все вещи разделены, разобраны и расписаны.

Ни одна машина не будет пропущена на набережную ни под каким видом. Что касается дворца, то он сегодня закрыт Их пятьдесят че- 22 ловек. Вчера решением Главка культуры коллективу выписана небольшая премия.

Как вы понимаете, сидеть будут до утра. Полагаю, вы ими не пренебрегли. Окружив стол, пятеро ответственных товарищей зорко всматривались друг в друга.

Им всем была известна хитрость этой комнаты: Так и есть, звуковая яма! Было видно, что Демов словно клокочет внутри, словно бы примеривается перед атакой. Лишь один Вакханаев ни на кого не глядел — зажмурив глаза, он дремал, но по тишайшему, едва заметному подрагиванию его ушей можно было понять, что Персек райкома полностью контролирует ситуацию.

Демов сверкнул на него глазами. С каждым из вас я имел строго конфиденциальную беседу. Мы нашли общие точки. А это означает отчетность руководителей сверху донизу. Ни о каких увертках не могло быть и речи! Все ли с ней согласны? Слово предоставляется старейшему члену бюро обкома партии товарищу Фортунатову. Зубы Демова скрипнули, сверкнули. Однако усилием воли он подавил свой гнев и проговорил: Все замерли, ожидая еще более хитроумного паса.

Демов крепко сцепил пальцы, хрустнул ими. Да, сейчас перед ним был даже не второй, а третий эшелон управленцев: Даже можно было смело сказать: В том числе и то, что нас так же бесцеремонно вытолкнут из жизни". То, что мы называем "Большой Смертью", лишь завершает процесс постоянного медленного умирания, приметы которого рутинны и в основном настолько банальны, что с ними никому даже не приходит в голову бороться.

Книга не случайно называется "Диета старика". Ее автор, едва перешагнувший тридцатилетний рубеж, является ветераном письма, рисования, инсталлирования, комментирования. Он понимает, что из детства ему надо, минуя взрослость, выпасть -- или впасть?

Но как совершить прыжок через привычное взросление? Как избежать взросления не только автора, но и его текстов? Как избежать наползания времени, медленного затягивания в историю как иногда говорят: Я не знаю, как это сделать. За каждым остается святое право закрыть глаза, но изменить вектор протекания времени, его, как выражался Гуссерль, "конститутивный стиль", неспособен, кажется. Не взрослеть фактически значит не обращать на взросление внимания, занимаясь чем-то другим, например, что-то бесконечно обсуждая.

Впрочем, на всякого колобка довольно простоты, и хотя никого нельзя лишить этого свойства, смысл обладания им подвержен, в свою очередь, закону колобковости. Паша видит свою задачу в том, чтобы "создать памятник эйфории", а для этого надо "не создавать отношений". Между тем большинство известных интеллектуальных миров, как ему известно, во-первых, пронизано страданием, а во-вторых, только и делает, что создает отношения, то есть принимает во внимание интересы некоего сообщества.

Поэтому герой "Предателя Ада" недолюбливает интеллектуалов и работает на военных и оборонно-промышленный комплекс, так как только эти последние способны создать мир, освободившийся от главного врага Койна, боли. Предаваемый им Ад синонимичен боли, агентами которой являются, в частности, разного рода интеллектуалы, цепляющиеся за свое право страдать. Если в "Бинокле и монокле" речь идет об обучении Запада бинокулярному фактически полиокулярному зрению, понимаемому как психоделическое и коллективное, в атмосфере "Предателя Ада" этот коллективизм уже безнадежно архаичен и уступает место чему-то принципиально иному: Спасение перестает быть особым элитарным усилием, но групповой дискурс также подвергается девальвации.

Новая дилемма озвучивается так: Спасение в дискурсе сменяется спасением во сне. Ликвидируются последние трещины в памятнике эйфории -- он становится идеально гладким и одновременно безнадежно хрупким, потому что сон о деньгах, придуманный для Голливуда, может в любой миг уступить место низкобюджетному сну, герой которого обрекается на бесконечную боль, служащую изнанкой наслаждения.

Кроме того, в несновидческих, как им кажется, мирах, находящихся во власти так называемой согласованной реальности, господствует принципиально иная логика: Впрочем, не это ли упование выдает им ордер на причинение боли в бесконечно продлеваемом настоящем? Любое обезболивание этих миров -- рискованное предприятие, так как тогда боль уже нечем будет заклясть: В основе замены утопии эйфорией лежит определенная концепция вещи.

Пепперштейн считает, что вещь -- это несводимый остаток мысли, подлежащий спасению, содержащий в себе нерастраченный потенциал наслаждения. Иногда эта вещь предстает ему в качестве тела в состоянии перманентного галлюциноза. Текст, в свою очередь, вынужден замещать тело, потому что это последнее "слишком кошмарно".

Хусайн-и промчится такси по знакомым местам

Текст, собственно, конституирует неданность тела, прежде всего тела его автора это обстоятельство маскирует имя автора, "обезболивающее" отсутствие его тела В тексте "Философствующая группа и музей философии" тщательно описываются иногда довольно экзотические предметы, на которых выгравированы, выбиты или каким-то другим способом записаны философские сентенции. Содержание этих высказываний никак не связано с предметами, на которых они записаны.

Уровень предметов и уровень высказываний совершенно самостоятельны: Зачем производится расцепление, также ясно: Каждое высказывание хорошо, если записано на отдельной плоскости и не претендует опровергать. Другие высказывания надо писать на других плоскостях -- вот и. Плоскость записи устроена так, что является предметным эквивалентом высказывания, никак не связанным с его смыслом: Высказывания могут при случае меняться плоскостями записи -- от этого их смысл не пострадает.

Смысл выводится за пределы диалога. Если традиционная философия определяется Пепперштейном как "опосредованное традицией галлюцинирование в логосе", то задача поверхности записи, или чистой предметности, -- удвоив этот галлюциноз, ликвидировать. Но проблема в том, как отделить предмет от субстанции, уже при рождении сделавшей его своим агентом.

Предмет в философской традиции -- и это Паша показывает на примере Хайдеггера -- это вовсе не испускающее сияние сокровище, а произведение определенным образом в конечном счете трансцендентально сконструированной субъективности. Именно в силу того, что философия как метафизика представляет собой опьянение основаниями, усилие, связанное с поддержанием мира предметов в статусе предметов, а не чего-то другого, она не допускает в мир никаких дополнительных видений, онероидов и других экстатических состояний.

Экстатично обоснование мира, а не он сам: В этом смысле "галлюцинирование в логосе", даже в его "авангардистских" -- хайдегтеровском, дерридианском или делезовском -- вариантах, дело достаточно консервативное и чуждое любой трансгрессии, кроме трансгрессии самой традиции. Сосредоточив эксперимент в области оснований, делают следствия из оснований предсказуемыми, не допускают безумия следствий.

Между тем Пашу интересует прежде всего многокрасочное безумие самих следствий. Именно его он хочет лишить атональности. Скажем, Хайдеггер постоянно работал со [сказанным-] несказанным, но [сказанным-] несказанным не любых, а определенных древнегреческих текстов.

и промчится такси по знакомым местам нежный бархат ночи разделен пополам

Качество невысказанное, естественно, также определялось традицией. Он "пытал" тексты исключительно мягко, по определенным правилам, создавая подмеченное Пашей впечатление, что они "сознаются" сами, без какого-либо насилия с его стороны.

Тело этого погруженного в традицию философа как бы заключено в читаемых им текстах и "Башмаки" Ван Гога он читает как текст, и "лес во льду", и "лампу Мерике", если оставаться в жанре философских багателей Поэтому мы и не можем выделить из этих текстов еще одно, лучащееся оригинальностью тело. Поэтому "Башмаки" Ван Гога необходимо образуют пару, их нельзя представить как два разрозненных башмака полемика Хайдеггера с Мейером Шапиро на эту тему саркастически проанализирована в книге Деррида "Истина в живописи" ; поэтому же "videtur" и "lucet" противостоят друг другу в немецком глаголе "scheint", который значит и "светиться", и "казаться" и еще многое другое.

Философия -- это агон понятий внутри слов, желание если не ликвидировать их многозначность, то по крайней мере создать некую иерархию смыслов. Лампа шваба -- Мерике наделяется атрибутом свечения в ущерб кажимости швабом -- Хайдеггером с постоянной отсылкой к еще одному, не упоминаемому в Пашином тексте швабу, Гегелю В любом акте "окончательного" прояснения, конечно, заключен элемент магии, точнее, поэзиса, подмеченный Пепперштейном.

Говорение из оснований обречено приводить в экстаз даже неискушенных слушателей, которые через полчаса после экстаза немеют и не могут передать услышанное этот эффект отмечается у всех "говорящих" философов, будь то Хайдеггер, Лакан, Витгенштейн или Мамардашвили.

Почему лампе Мерике обязательно нужно светиться? Почему оба ботинка Ван Гога нельзя надеть на одну ногу? Отчего так важно знать, на чью именно ногу, художника или крестьянки, они надевались? Для обычного шамана эти нюансы столь незначительны. Почему же здесь они разбухают до космических размеров? Потому что философия даже после смерти выполняет возложеннную на нее традицией миссию отделения ложных претендентов от истинных, хотя истина уже давно не увязывается с присутствием божественной инстанции и принимает профанную форму ортодоксального говорения.

В философии был, есть и будет несводимый остаток социального, вызывающий у автора "Диеты старика" попеременно отвращение, восхищение и скуку. Ведь его собственный проект состоит даже не в ликвидации социальности, -- это непоправимо нарушило бы рекреатавную установку, -- а в признании ее ликвидированной изначально. Пронизывающая эти тексты утопия утверждает незначимость того, что объединяет людей, и стремится к ликвидации человечества по самому мягкому сценарию: Старик прекращает есть и скоро замечает, что все в мире стало лучше; ну, а функция продолжения рода для него в прошлом.

В этих приватных галлюцинациях есть мудрость и именно поэтому в них нет любви к мудрости, принимающей форму агона, спора, диалога друзей: У Паши это дистанцирование принимает форму очаровывающего его притяжения: Во всяком случае, степень интеллектуальности его галлюцинирования постоянно возрастает.

То, что еще недавно в русскоязычном регионе представлялось всеобъемлющей литературной средой, в которой проживались миллионы жизней, теперь стремительно капитулирует не только перед компьютером и препаратами, но и перед мыслями. Она быстро интеллектуализуется, компьютеризуется и наркотизуется. В результате вчерашние изгои получают шанс -- или подвергаются опасности, в зависимости от глубины их постижения, стать модными авторами.

Десять лет тому назад С. Пепперштейн основали группу "Медицинская Герменевтика". Паша определил ее как "высказывающуюся пустоту". Первоначальная греза ее участников состояла в том, чтобы отказаться от слов в пользу терминов, создать чистый язык терминов. Слова не устраивали медгерменевтов тем, что, так как они были придуманы не ими, срок их жизни был им также неподконтролен. Термин же определен, он рожден искусственно, поэтому его время -- живое и ограниченное время несовершенного создания".

Время жизни обычного слова велико, и никто не в силах его укоротить; возможно, ничто так не ограничивает демиургическую претензию отдельных лиц, как слова. Прием медгерменевтики состоял в том, чтобы как можно больше слов превратить в термины, тем самым взяв срок их жизни под контроль. Если, скажем, колобку суждена долгая жизнь, то изобретенный термин "колобко-вость" будет жить столько времени, сколько пожелают его изобретатели.

Члены группы придумывали целые пласты терминов, становясь хозяевами собственного мира. Часто это были аппроприированные слова обыденного языка "ортодоксальная избушка", "площадки обогрева", "Белая кошка"а иногда в термины превращались имена собственные принцип "Ко-нашевич". При этом теоретический дискурс, с одной стороны, снижался, сближаясь с обычным словоупотреблением, а с другой -- беспредельно расширялся: Тем самым завершалась и одновременно доводилась до абсурда советская картина мира, строившаяся из фрагментов произвольно скомпонованной ортодоксальной речи.

Теоретизирование медгерменевтики развивалось на фоне энергетического упадка советской идеологии и было своеобразной формой ее приватизации. Проблемой стало хоть какое-то ограничение пустотностью стремительно набухающей пустоты. Контуры новой ситуации прихотливы и постоянно меняются; в результате никто не знает, как не быть имманентным. Герметичное становится читабельным, трансгрессивное -- модным. Что такое московская концептуальная традиция hie et nunc, в каком отношении стоит она к тому, что претендует быть актуальным, неясно, видимо, не только.

Особенно эта неясность дает о себе знать в культуре, пока еще не выработавшей механизма музеификации и пытающейся вместо этого поддерживать акции "настоящего момента" на неимоверно высоком уровне. Эта попытка каждодневно проваливается и возобновляется, чтобы провалиться и возобновиться. Медгерменевтика постоянно изобретала термины, стремясь наводнить ими мир, вызвать панику на бирже понятий; за инфляцией и крахом должно было последовать небесное спокойствие, самодостаточность свежевы-печенного и с тех пор постоянно заново выпекаемого космоса.

Что отличает индивидуальное творчество Пепперштейна от этой групповой стратегии? Почему одни тексты он публикует под своим именем, а другие в качестве части треугольника "старших инспекторов"? Ясно, что эти стратегии переплетаются довольно причудливым способом: Возвращается ли Паша к имени собственному в "Диете старика", на титульном листе которой остается только его имя-псевдоним?

В этих текстах нарушены многие принципы обычного авторства, но для нас не является тайной, что эти нарушения "инновации" только усиливают авторство как безличный механизм, как инфраструктуру. В последнем смысле его, видимо, не дано избежать никому: Паша черпает свое неавторство из достаточно глубокого источника -- его изначальной чуждости самому. Эта чуждость породняет его со всем иным.

Во всяком случае, такова логика его ответов Илье Кабакову в каталоге их выставки "Игра в теннис". Ты уже давно выставляешься за границей, в "чужом месте". Что значит говорить "чужим" на "чужом" языке о "чужих" проблемах? Или слово "чужие" здесь некорректно? Есть известные слова Кафки, адресованные его другу Максу Броду: Заметим, что Кабаков проницательно и аккуратно берет слово "чужой" в кавычки, дистанцируясь от его прямого смысла, лишь зондируя почву, проверяя, что оно значит для Паши как метафора.

Чужое в кавычках оказывает для него родным, но уже без кавычек, так велика утверждаемая им степень чуждости опять-таки, что важно, без кавычек самому себе, зияние в сердцевине его "я". Именно высшая степень чуждости себе переходит в эйфорию, в отличие от последовательно-депрессивной ориентации текстов Кафки, предполагающей чисто негативное просветление сошлюсь на знаменитое кафковское высказывание: Таким образом он вступает с миром в непосредственно-родственные отношения.

Отвечая на другой вопрос Кабакова, Пепперштейн возвращается к своему "пункту": Можно ли расшифровать этот ответ так: Большое искупление невозможно, зато каждая вещь, место, человек являются орудием малого искупления; вселяясь в них, мы бесконечно развоплощаемся, что является доступным нам эквивалентом благодати. Это отлично прописано в финальной "сцене с четырьмя мухоморами" из рассказа "Грибы", где "свечение" lucet, scheintкак в эстетике Гегеля и в фундаментальной онтологии Хайдеггера, целиком собирается на полюсе изначального галлюциногена ведь мухоморы -- это "сома", древнеиндийский гриб бессмертияи получается неплохая при этом совершенно бессознательная пародия на столь раздражающий автора "Диеты" "кроткий дух серьезности".

Хотя в строгом смысле и лампа Мерике -- своеобразный культурный мухомор, сияние которого способно опьянять и излучать власть, не довольствующуюся простой кажимостью выходящую за пределы scheint в смысле Эмиля Штайгера. Книга Пепперштейна внешне производит барочное впечатление: Но это впечаление ложно, если принять определение барокко Делезом как "последней попытки восстановить классический разум, распределяя дивергенции по соответствующему количеству возможных миров, отделенных друг от друга границами.

Возникающая в одном и том же мире дисгармония может быть чрезмерной, -- она разрешается в аккордах, так как единственные нередуцируемые диссонансы находятся в промежутках между разными мирами Это воссоздание могло оказаться разве что временным.

Пришла эпоха необарокко -- дивергентные миры наводнили один и тот же мир, несовозможности вторглись на одну и ту же сцену -- ту, где Секст насилует и не насилует Лукрецию, где Цезарь переходит и не переходит через Рубикон, а Фан [имеется в виду герой рассказа Борхеса, известного по-русски в двух переводах -- "Сад расходящихся тропок" и "Сад, где ветвятся дорожки".

АБЗАЦ: Разные христианские тексты / Служебный раздел / Читать онлайн бесплатно TXT

Понятно, что идеально барочными являются для Деле-за "несовозможные" миры лейбницевских монад, а необарокко репрезентируется Борхесом и додекафонией. Паша вносит в этот необарочный мир существенный элемент -- эйфорию, принцип равного наслаждения каждым из его по определению поддельных сияний.

Он хочет быть писателем, не теряя статуса обычного сновидца у него есть план издать книгу своих "действительных" сновграфика, члена медгерменевтики и просто частного человека старый бодлеровский проект "жизни как искусства". Написанные им "модные" тексты разлетаются под напором интерпретаций, рисунки заговариваются, фигура речи наносится на "уникальную" и бесконечно репродуцируемую плоскость По возрасту Павел Пепперштейн мог бы быть моим сыном, но я -- и в этом я, кажется, не одинок -- не могу представить себе его в этом качестве.

В чем-то он реализовал идеал выпадения из детства в глубокую старость, что на поверхности выражается в странном, уникальном в моем опыте двоении. Прощаясь с его книгой, я выразил бы этот парадокс самыми простыми словами: Москва, 26 февраля года. Механизм функционирования одного из таких речевых психозов противопоставляемого неврозу "немецкой вины" разбирается на материале пьесы В.

Сорокина "Hochzeitsreise" в моем эссе "Борщ после устриц" "Место печати", X,. В "Искусственном рае" Бодлер, имея в виду гашиш, связывает невозможность рассказать о наркотической экстатике не просто с параличей воли и с необычайной интенсивностью переживаемого опыта, делающей его самодостаточным.

Главную причину он видит в нарциссизме наслаждающейся своим одиночеством личности, которая во всем видит лишь собственные отражения. Из этого мира исключен любой, в том числе и поэтический труд, а вместе с ним, как выражается поэт, "честные средства для достижения Неба". Олдос Хаксли в "Дверях восприятия" пишет о своем опыте принятия мескали-на как о научном эксперименте, но местами не может удержаться от придания ему исключительно высокого статуса в порядке невербального.

Странным, но отнюдь не неожиданным приложением к его эмпиризму является мистика. Возможно, дело здесь не только в свойствах поэзии Бодлера и прозы Хаксли, но и в том, чем гашиш отличается от мескалина.

Опыт галлюцинирования, видимо, также бесконечно дифференцирован и не подводим под общий знаменатель. Об этом в связи с философией Лейбница прекрасно написал Жиль Делез: В этом смысле необходимость ссылаться на слишком уже современные ситуации возникает лишь в тех случаях, если они способны разъяснить то, что было уже барочным начинанием.

Но самое интересное- мясо издавало приятный запах майс-кого клевера -невозможно устоять. Дядя Джо решил зажарить и попробовать на вкус мясо и после того как его миловидная жена-повариха Джейн приготовила жаркое приятнейший запах распространился по всему дому.

Тут же поставили пару бутылок самогонки на стол, уселись и за милую душу уплели мясо, все восторгались необыкновенным вкусом и всё же сам он, Дядя Джо, вся его семья глубоко растроились, не знали что делать с цветом мяса, как изменить его, и тут сообразительная жинка Джейн сказала: Утро вечера мудренее, завтра приступаем к следующему эксперименту.

У него имелись три металлические цистерны, в одну из них залили десять тонн нефтевазелиновой вязкой жидкости, бросили, около трёх тонн перетёртых полусладких кабаков, полтонны сахарной свёклы, центнер дрожжей, способствовавших ускорению брожения всей массы, тщательно утеплили, сунули в него мощный электрический тэн и стали нагревать. Через несколько часов началось брожение, через неделю цистерна пришла в движение и Дядя Джо решил перегоять сброженную массу.

Во второй цистерне установили металлический змеевик диаметром трубки десять сантиметров, заливали холодную воду через врезанную трубу, вторая врезанная труба служила сливом для горячей воды. Короче процесс был необратимый, конец змеевика провели в третью цистерну для слива конденсата, готового продукта перегонки. В первой цистерне нагрели сброженную массу до кипячения, пары устремились вверх к змеевику и вскоре фермер Джо увидел конденсат- чистый как слеза. Он наполнил стакан, поднёс к носу и учуял приятный запах клевера, фермер даже попробовал на вкус жидкость имела сладковатый привкус и к тому же получился безалкогольный напиток.

Кроме того заливали под корни кукурузы, деревьев и представьте себе королева полей росла как бамбук прямо на глазах и на удивление через пару месяцев перед взором Дяди Джо, его жинки Джейн и их семерых сыновей предстало развесистое зелёное дерево-несколько сотен початков свисало вниз и каждый более полуметра.

Наш фермер скотину не кормил, он сделал специальные намордники со шлангом по которому подавалась насосом под давлением питательная субстанция, прямо в рот, скотина днём и ночью просто сосала её, не нужно было пережёвывать и со временем он вывел новый вид- скотина беззубая.

Яблони, груши, вишни, черешни и прочие плодовые деревья приносили необыкновенные урожаи-вы только представьте себе яблоню высотой шесть метров на которой более двух тонн яблок.

Кукуруза напоминала дуб-не менее тысячи початков длиной до метра висели на толстых сучьях- таких результатов добился фермер Джон Бул после трёхгодичных селекционных работ на своей ферме затерянной в Скалистых горах штата Монтана.

Но опасаясь за своё будущее, своей семьи, своё благородное дело накормить американцев дешёвой и питательной пищей, страшась королей автостоянок и казино, он собрал домашний совет и в кругу семьи за обеденным столом решили что наступило время ему, Дяде Джо, отправиться в Вашингтон, любым образом попасть на приём к президенту Биллу Томпсону и не только рассказать но и показать видеофильм о своей необычной ферме с уникальными животными, плодовыми деревьями и кукурузным полем.

После обеда взрослые сыновья засняли ферму с садом, кукурузным полем, скотину под вид слонов, баранов ростом с быков, индюков наподобие страусов, смонтировали и просмотрели через телевизор-документальный фильм оказался впечатляющий.

Не долго думая стали собирать отца в дальнюю дорогу, заказали авиабилет до столицы и на сле-дующий день старший сын Майкл отвёз отца до аэропорта Калиспелл, посадил на само-лёт и Дядя Джо отправился в Вашингтон, где ему повезло как в сказке, он встретил друга детства Алекса Кука служившего секретарём при президенте Билле Томпсоне.

Сыновья записали в амбарной книге историческую дату вылета отца в Вашингтон 15 Мая года. Дядя Джо благополучно прилетел в столицу, не раздумывая отправился на такси к Белому дому, шофёр довёз его прямо до металлической ограды и фермер расплатившись с ним вышел из машины. Было тёплое солнечное утро и люди спешили на работу. Дядя Джо отправился к воротам Белого Дома и не успел ещё подойти к ним как возле него остановился белый длинный лимузин, из окна высунулась голова с рыжей шевелюрой и услышал громкий возглас: Мне нужна твоя помощь.

Алекс внимательно выслушал Джона Була и пообещал ему что даст ответ завтра, белый лимузин развернулся и направился к гостинице Вотерблюм. Алекс действовал самостоя-тельно, оформил документы, отвёл в шикарный номер и просил его ни с кем не встречаться и молчать, завтра утром он подъедет к нему и вместе с ним поедет в Белый Дом где его обязательно примет президент-это открытие очень важное и правительство будет за-интересовано воспользоваться.

Да, в эти годы в стране создался кризис с продовольствием- всё приходилось везти из-за границы-из Латинской Америки, Канады и Австралии, правительство не жалело денег, их печатали днём и ночью, всем фермерам оказывали финансовую помощь для поддержания хозяйств в образцовом порядке, обеспечивали техникой, топливом, удобрениями, семенами но при всём их старании из-за стихийных бедствий в стране ощущалась нехватка продовольствия, особенно мясо-молочной продукции, цены росли.

Правительство решило всем малоимущим, пенсионерам и людям преклонного возраста добавлять ежемесячно на электронные карточки на покупку продуктов по пять тысяч долларов чтобы они могли беззаботно провести остаток жизни, тратить эти деньги в своё удовольствие и таким образом стимулировать экономику и сельское хозяйство.

Но с ним не всё было в порядке ещё и потому что огромные территории за большие деньги приобретались у фермеров строительными королями, тут же возникали пригородные посёлки, парковки и автострады, соответственно сокращались посевные площади, потребность на продукты питания росла год от года не только в США но и во всех странах.

Стоимость на мировом рынке росла из месяца в месяц, попасть в зависимость от других стран, стать импортёром мяса, пшеницы, кукурузы, как это было с нефтью до года, когда в США приплыл последний танкер не хотелось. Все селекционеры, учёные включились в разработки повысить продуктивность скота, выводить новые породы, ускорить процесс роста, набора веса скотины и птицы, всё было исчерпано, результаты неутешительные, к тому же менялся климат и это сильно сказывалсь на урожаях.

Причём следует заметить такие прихоти природы происходили не только в Северной Америке но и на всех континентах, выращивание фруктов, ягод, овощей велось в оранже-реях и парниках повсеместно но обширные поля с посевами кукурузы, пшеницы, риса, яч-меня, овса, трав и клевера невозможно было перекрыть плёнками и здесь всё зависело от Господа Бога.

и промчится такси по знакомым местам нежный бархат ночи разделен пополам

На следующий день его друг, Алекс Кук приехал к нему в гостиницу и сообщил хорошую новость: Они сели в белый Линкольн и отправились в Белый Дом, через несколько минут въехали в ворота и остановились возле подъезда. Охранники в чёрных костюмах открыли дверцы, Джо и Алекс вышли наружу и в сопровождении охраны прошли внутрь где в небольшом зале состоялась историческая встреча фермера-гения Джона Була с Президентом США мистером Биллом Томпсоном.

Они приветствовали друг друга, произошло знакомство, вскоре пришли помошники президента, Алекс подошёл к фермеру, взял у него кассету, подал высокому молодому человеку и попросил его чтобы включил ТВ с широченным плоским экраном для просмотра результатов деятельности фермера. Все присутствующие расселись в мягкие жёлтые кожанные кресла, молодой человек посмотрел на Дядю Джо, улыбнулся, включил ТВ и вскоре на широком экране три метра по диагонали появились фермерские угодья с каменным двухэтажным домом с красной черепичной крышей, многочисленные пристройки, установка для перегонки нефтевазелиновой вязкой жидкости в бесцветную энергетическую субстанцию, сад, скотина, птица, поля с кукурузой, пшеницей и рожью.

Дядя Джо встал у стола и по ходу документального фильма рассказывал о своих достижениях, Президент и сидящие гости не могли поверить увиденному и по окончании фильма мистер Билл Томпсон сказал: Через распахнутую дверь он увидел гигантс-кий белоголубой вертолёт, мистер Билл Томпсон стоял возле него и размахивал зелёной шляпой.

Короткая жизнь

Через минуту мистер Президент со своей свитой, Дядей Джо, многочисленной охраной зашли в вертолёт и он поднялся в воздух. После десяти минут полёта пересели в президентский лайнер и полетели в Грейт Фоллс, снова произошла пересадка в вертолёт и окончательный перелёт к ферме. Летели стремительно и после обеда три вертолёта пролетали уже над фермой Дяди Джо, с высоты нескольких десятков метров президент и около сотни сопровождающих лиц любовались необыкновенной кукурузой, скотиной напоминающей слонов, свиньями в рост коня, куры как индюки, индейки превосходили по виду крупных страусов.

Вертолёты опустились на поляне, подошла Джейн, красавица жена,с большущим караваем и солью, семеро статных сыновей, хозяева и гости приветствовали друг друга, познакомились и совершили экскурсионную прогулку по ферме дяди Джо. Вскоре жена и дети отделились от компании, через час дядя Джо пригласил Президента и всех сопровождающих лиц поужинать на поляне, все расселись на дубовых скамейках и как в сказке на длинном столе появились горячие бифштэксы, рагу, красное виноградное вино, соки и яблочные пироги.

Президент, мистер Билл Томпсон и сопровождающие его лица были в восторге от еды, вина, закусок и во время застолья Дядя Джо обратился к Президету: Такие мои искренние пожелания " Президент Билл Томпсон выслушал его, улыбнулся и сказал: Я вам скажу- это обалденно фантастическое зрелище, такая крупная скотина набирающая вес буквально по часам, вы накормите не только Америку, но мы поможем другим странам ликвидировать недостаток в пище, благодарю от души вас, уважаемая Джейн за отлично приготовленную фермерскую простую но сытную пищу, за бифстейк и традиционный яблочный пирог.

Я пригласил бы вас стать шеф поваром в Белом Доме, но ваш муж не отпустит свою помошницу даже к Президенту и как полагаю вы главный технический руководитель во всём этом гениальном предприятии и, конечно, особая благодарность вашиим семерым сыновьям помогающим вам днём и ночью, спасибо, прощайте, каждый месяц я буду лично с супругой прилетать к вам на ферму и интересоваться как строители устанавливают нефтевазелиновые добывающие качалки, воздвигают лаборатории, производственные корпуса и непременно отведать изумительные по вкусу бифстейки и яблочный пирог, с вашего разрешения возьму понемногу того и другого, я сам был фермер и понимаю как трудно без поддержки расширить хозяйство.

Ещё не улетел президент как в небе показались семь огромных зелёных вертолётов, они приземлились, все увидели спускающихся морскх пехотинцев вооруженных до зубов, подошёл четырёхзвёздный генерал и доложил президенту что морские пехотинцы готовы нести службу.

Президент повернулся к дяде Джо, улыбнулся и сказал: Я спокоен за вашу безопасность, трудитесь на благо народов, я верю что вы накормите мир и скажу по секрету под вашей фермой океан жидкого золота-около сотни миллиардов тонн и вот они, эти бравые пехотинцы, будут охранять вас и ваше фермерское хозяйство, сейчас мы попрощаемся и как я сказал ранее прилечу снова и посмотрю как ведутся работы -ведь это дело государственной важности, до свидания гений Джо, Джейн и вы великолепная семёрка сыновей-помошников, спасибо за удивительно вкусный фермерский приём, до следующей встречи.

Сорок морских пехотинцев с тремя небольшими вертолётами остались на земле, вооружённые до зубов бравые парни будут днём и ночью нести службу вокруг хозяйства нашего гения фермера Джона Була как сказал президент мистер Билл Томпсон в радиусе сорока миль от фермерского дома. Слова Президента не разошлись с делами, через три дня прибыли строители, геологи, буровики, работы развернулись в полную мощь-и через пять месяцев заработал нефте-ва-зелиновый перегонный комплекс, на открытие прилетал лично Президент мистер Билл Томпсон со своей голубоглазой блондинкой, красавицей женой Кларой, тремя дочерьми, советники, помошники-не менее сотни человек не считая охраны, по такому случаю накрыли столы, они ломились от бифстейков, закуски, шампанского, вина, напитков, яблочных пирогов, фруктов, короче все присутствующие были довольны и благодарили Джейн, Дядю Джо, их сыновей, После отлёта гостей у всех работников нефтевазелиноперегонного комплекса, геологов, строителей и буровиков настроение было приподнятое и так как открытие было символическое то по причине великого торжества все они без исключения принимали участие во всеобщей попойке в полную меру приступили к работе на следующий день.

Как только заработал комплекс сразу же организовали отправку концентрированной пи-тательной субстанци фермерам, они получали шеститонные цистерны с инструкцией как использовать при разведении скота, птицы и выращивании кукурузы, пшеницы, овса, пло-довых деревьев и разведении рыбы. Через год в стране ощущалось изобилие хлебобулочных и мясо-молочных продуктов, рыбы, фруктов, метереологические условия мало влияли на выращивание сельхозкультур. А так как зерновые имелись в наличие то были комбикорма необходимые для кормления скотины, птицы и рыб и с добалением к ним питательной субстанции росли они не по дням а по часам.

Но на этом история не закончилась, по желанию президента Билла Томпсона вскоре стали отправлять даром в другие страны пятитонные ёмкости с концентрированной питательной субстанцией и инструкцией пользования-на месте власти распределяли ценный подарок своим фермерам и через пять лет на нашей Земле все люди были сыты и благодарили Дядю Джо за его гениальное открытие.

Вы только представьте себе-вырастить быка из пробирки до готового к убою весом до трёх тонн уходило 6 месяцев, бистейками наслаждались дети и взрослые, даже малорослые бушмены и пигмеи достигли роста см. Как я сказал выше болезни отступили назад, про-должительность жизни достигла лет, резко увеличился прирост населения в Азии, Африке и Латинской Америке, в основном смерть настигала людей чисто случайно в результате катастроф в воздухе, на суше, под водой и под землёй. Но главное люди стали необыкновенно выносливые и при спортивной ходьбе не представляло труда преодолеть расстояние в 20 км при скорости км в час, многие люди жившие в городе отказывались пользоваться автомобилями чтобы попасть на службу, работу, улицы наполнились бегущими, создавалось впечатление что это очередной забег на марафонскую дистанцию.

На всех дорогах выделили для бегающихдве полосы, ни один автомобиль не имел права въехать на неё под угрозой огромного тысячадолларового штрафа.

Но так как миллионы людей проживали в пригородах и бежать в город за 50 миль не представлялось возможным то вскоре на городских улицах и авеню возникли такие пробки что пришлось всех бегущих горожан отправить на узкие тротуары. Там началось настоящее столпотворение и городские власти приняли решение расширить все тротуары на один метр. Скажу откровенно человеческий организм приспособился к мясу, молоку, яйцам, рыбе, птице, овощам, фруктам и прочим дарам природы выращенных на основе питательной субстанции полученной в результате перегонки особого вида нефтивазелина, не имеющей ничего общего с той, из которой методом перегонки получаетса бензин.

Так вот открытие принадлежащее гению фермеру Дяде Джо существенным образом повлияло на развитие живого организма не только людей но и животных, птиц, насекомых, некоторые виды- кошки, мыши, мухи, включая комаров после употребления такой еды увеличились в размерах. Вы только представьте себе-мухи в размерах напоминали маленьких воробьёв, вы са-дитесь за стол и они стаей летают над вами, нагло опускаются на стол, бегают по нему и отрывают кусочки вашего бифстейка или садятся на край тарелки с супом и на ваших гла-зах втягивают его в себя- с одного раза такую муху невозможно убить, никакие яды и ли-пучки не страшат.

Но большую угрозу представляют комары-стоит только им увидеть голое тело как они роем, словно пчёлы, атакуют его, укусы не смертельные но боль ощу-тимая, никакие дезодоранты не могут отпугнуть их от голого тела, поэтому люди одевают-ся с головы до ног. Комары обитают в основном у рек и в пригородах, иногда по вечерам они огромными тучами застилают небо, в таком случае все жители бегут в дома и плотно закрывают окна и двери.

Люди приспособились отпугивать тучи комаров от посёлков-с их приближением в воздух поднимается вертолёт с подвешенной к нему огромной сетью и в ней несколько кровавых сырых бифстейков, учуяв их туча комаров устремляется за вер-толётом и когда он улетает далеко за его пределы посёлка лётчики сбрасывают сетку с приманкой и она летит на землю.

Среди бифстейков находится небольшое взрывное уст-ройство, оно взрывается и кровавые куски разлетаются в разные стороны на небольшое расстояние.

Туча комаров набрасывается на приманку, через несколько секунд вертолёт возвращается, лётчик включает насос и ядом смешанным с соляркой опрыскивает насе-комых, вся туча в несколько миллионов тварей не только гибнет но и полностью сгорает. Собак сейчас не выгуливают по тротуарм, держат только дома и тот кто вздумает вы-вести любимого друга наружу накладывают штраф в тысячу баксов из-за того что раньше их развелось столько, что по тротуарам невозможно пройти от зловония-все обгаженные и обмоченные да к тому же мусорщики отказались убирать и стали увольняться.

На многих тротуарах образовывались горы мусора и под давлением общественности городские власти издали указ-кто выгуливает собак по тротуару штрафовать в размере 1 баксов. Но держать собак в доме дело хлопотное да к тому же много вони но ради любимца не расстаются с ним так как мало отходов, тоже и от людей.

Я заметил сам по себе да и мои многие друзья нередко признавались мне что ходят в туалет один раз в два, три дня. Дело в том что созданная по новой технологии пища из откормленной на основе пита-тельной субстанции гения Дяди Джо скотина,свиньи, птица и рыба настолько высококало- рийная и обезвоженная что её много не съешь а пить вообще не хочется, от её употребления люди пошли в рост, никто не жиреет.

Едим мало но то что съедаем хватает на целый день энергичной работы и беготни, люди напитки почти не пьют, предпочитают свежие яблоки, виноград, малину. Несколько слов о новой мужской проблеме-о импотентах-в последние годы их число резко возросло, причём однозначного ответа нет- у каждого свой индивидуальный случай, доктору приходиться ломать голову каким образом вылечить от недуга, ведь разваливается семья, с каждым приходится сидеть полчаса прежде чем приписать ему средство от импотенции, в результате длинные очереди и на приём попасть ждали по три недели и.

Вот тут-то появились лекари-знахари и за большую сумму обещали за короткое время частично вылечить от этого недуга так как никто не мог дать абсолютный утвердительный ответ и опять страдальцы после нескольких месяцев благополучного сожительства бежали в больницу за помощью.

Тем не менее народонаселение росло за счёт тех людей, народностей которые ещё не воспользовались плодами цивилизации но в полную меру наслаждаются высококалорийной пищей созданной на основе технологии выращивания зерновых, скотины, птицы и рыбы фермера Дяди Джо.

Сейчас климат не влиял на рост кукурузы, плодовых деревьев- морозо и жароустойчивые сорта, главное концентрированную субстанцию размешивай водой в пропорции 1: Весь мир благодарил гения Джо и желал ему многих сот лет жизни, не проходило года чтобы ему не присуждали Нобелевскую и другие премии за вклад в науку.

Вы только представьте себе: Несмотря на то что пачка сигарет значительно выросла в цене число курильщиков не уменьшилось а вот проблем у табачных магнатов прибавилось и они несут колоссальные убытки, так как миллионы любителей покрепче затянуться взялись судиться с табачными компаниями и таким образом одну из самых прибыльных Лайт Тобакко Ко сжили со света. Так, один курильщик после двадцатилетнего судебного разбирательства выиграл дело своего отца который ещё до смерти начал судиться с этой могущественной компанией и умер от рака лёгких десять лет назад в досрочно потому что не знал что курит отравленную гадость.

В результате пострадавший, точнее его сын, выиграл через суд семьдесят миллионов баксов, но так как пострадал отец а не сын, то ему на руки дали лишь сто тысяч баксов а все остальные деньги долларов перевели на счёт умершего отца.

Чтобы сыну получить с банковского счёта оставшиеся деньги нужно судиться с банком или ему предоставить завещание что отец передаёт по наследству все капиталы сыну, иначе деньги могут остатьса на счету банка пожизненно. Но те адвокаты которые вели дело оказались не лыком шиты, обещали своему клиенту выиграть этот процесс и представьте себе выиграли его через десять лет. После уплаты налогов, адвокатам и прочим кто защищал интересы сына пострадавшего курильщика-отца он получил на руки около пяти миллионов баксов на которые в пригороде можно купить самую захудалую однокомнатную квартирку.

В общем разорилась сигаретная компания Лайт Тобакко с многомиллиардными оборотами лишь по той причине что несколько сот других курильщиков с раковыми заболеваниями возбудили иски против неё в попытке сорвать по несколько десятков миллионов и руководители компании объявили о банкротстве, с них уже получить деньги вряд ли удасться. Те другие тобачные компании которые помельче о них история умалчивает но они существуют, выпускают сигареты, люди ещё не перестали курить. Сказать откровенно денег на руках людей и на их банковских счетах навалом, потому они много путешествуют-одна турфирма "Аид и Персефона" для любителей острых ощущений открыла новый маршрут к Центру Земли на глубину 57 километров.

В первый год желающих оказалось так много что записывались на очередь, оплачивали за предстоящее путешествие в капсуле. Но однажды внутри возникла неисправность и все триста человек оказались на дне шахты, за ними отправили другую, их бы вытянули но как назло в этом месте произошло подземное микроземлетрясение и все люди что находились в капсуле заживо сгорели несмотря на то что все они были в огнезащитных скафандрах способных выдержать температуру до 2 С.