Обезглавливающий меч со знаком мартышки

Капитан Дон-Ат (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека!

Тот, кто хоть немного знаком с алхимическими книгами прошлого, знаком и старый кованый сундук, над которым в камень вбит грубый обломок меча на цепи. и Персей, обезглавливающий Горгону; святой Михаил, святой Георгий, ведут свой хоровод мартышки-алхимики, подражающие естеству. 18% к шансу нанести обезглавливающий удар после парирования атаки противника. напугал новую команду, так что по мачтам они летали быстрее мартышек. Они город на меч брать собрались лишь бы меня достать? Показав Хелве знаком погасить светляк, я взялся за эту ручку и аккуратно. +3 к выносливости; со знаком силы (Шанс: %) +3 к силе; со знаком волка ( Шанс: %) +2 к ловкости, +3 к духу; со знаком мартышки (Шанс: %).

Служащие аэропорта нажимают клавиши, глядя на экраны мониторов и прерываясь только на то, чтобы распечатать чек на терминале для кредитных карт. Толпа демонстрирует обычную смесь приподнятого настроения, волнения, добропорядочного терпения в ожидании своей очереди и радости от встречи с друзьями. Когда подходит моя очередь, я показываю некую бумагу свой билет кому-то, кого я никогда не видел раньше и, вероятно, никогда не увижу.

Сотрудница авиакомпании в свою очередь вручает мне посадочный талон, позволяющий мне проделать путь в сотни миль и попасть в место, где я никогда не бывал раньше и жители которого меня не знают, но тем не менее не будут возражать против моего прибытия. Первой странностью, которую отметил бы пассажир из США, Европы или Азии и которая отличает эту сцену от знакомой им по другим аэропортам, является то, что все люди в зале, за исключением меня и еще нескольких туристов, — новогвинейцы.

Другие отличия, которые бросились бы в глаза иностранцу, суть следующие: Вапенаманда, Горока, Кикори, Кандиава, Вевак. Аэропорт, в котором я регистрировался тем утром, был аэропортом Порт-Морсби, столицы Папуа — Новой Гвинеи. Для любого, имеющего представление об истории Новой Гвинеи, включая меня, впервые оказавшегося здесь в году, когда Папуа — Новая Гвинея все еще находилась под управлением Австралии, сцена была одновременно знакомой, поразительной и трогательной.

На этих фотографиях горцы, которые тысячелетиями жили в относительной изоляции, мало что зная о внешнем мире, в ужасе смотрят на впервые увиденных ими европейцев. Я смотрел на лица новогвинейцев в аэропорту Порт-Морсби — пассажиров, клерков за стойками регистрации, пилотов — и видел лица с фотографий года. Люди, стоявшие вокруг меня в аэропорту, были, конечно, не теми, кто был изображен на фотографиях года, но их лица были схожи, а некоторые, возможно, были детьми и внуками тех горцев.

На протяжении одного-двух поколений, при жизни многих из присутствующих в аэропорту горцы Новой Гвинеи научились писать, пользоваться компьютерами, летать на самолетах.

Обезглавливающий меч - Предмет - World of Warcraft

Некоторые из находившихся в зале регистрации, возможно, были первыми представителями своего племени, освоившими чтение и письмо. Пропасть между поколениями для меня символизировали двое новогвинейцев в толпе: Седой старик выглядел почти таким же растерянным и ошеломленным, как и люди на фотографиях. Однако наблюдатель, знакомый с историей Новой Гвинеи, заметил бы и большие различия местных жителей в и годах, чем разница между юбками из травы и западной одеждой.

Племена горцев Новой Гвинеи в году не имели не только одежды из тканей, но и всех современных технологий — ни часов, ни телефонов, ни кредитных карт, ни компьютеров, эскалаторов или самолетов. Еще более фундаментальным было отсутствие письменности, металла, денежного обращения, школ и центрального правительства.

Если бы недавняя история Новой Гвинеи уже не доказала обратное, мы были бы вправе усомниться: Внимательный наблюдатель, знакомый с историей Новой Гвинеи, отметил бы и другие особенности людей, находившихся в аэропорту, — свойственные пассажирам любого современного аэропорта, но отличающиеся от того, что было запечатлено на фотографиях года.

Среди собравшихся сегодня в зале регистрации наблюдалось большое число пожилых седовласых людей: В году было бы совершенно невозможно встретить в одном месте и в одно время горца и жителя равнин южного и северного побережий; любое скопление людей в Новой Гвинее было бы гораздо более гомогенным, чем собравшиеся в аэропорту в году.

Лингвист, прислушавшийся к разговорам в этой толпе, различил бы десятки языков, принадлежащих к самым разным группам: В году можно было одновременно встретить нескольких человек, говорящих на разных наречиях, но уж никак не на десятке разнородных языков. В году и у стойки регистрации, и в разговорах пассажиров в зале широко использовались английский и ток-писин известный также как новомеланезийскийно в м все разговоры в горных областях Новой Гвинеи велись на местных языках, каждый из которых был распространен лишь на небольшой территории.

Другим тонким различием между ситуациями и годов являлось то, что среди новогвинейцев, к несчастью, стали встречаться люди с телосложением, похожим на американское: Рэнди смотрит на ладонь, где шариковой ручкой записана последовательность букв и цифр. Ключ я послал тебе мейлом из Сан-Франциско. Чтобы получить квартиру, нужно как минимум жениться на девушке из семьи, чью фамилию носит одна из главных улиц Манилы.

Рэнди занимает место в зале ожидания. Сотрудники аэропорта в невероятных фуражках вылавливают глазами филиппинцев с лишней ручной кладью, заставляют их заполнить бирки и сдать вещи. Филиппинцы закатывают глаза и с тоской смотрят в окно.

Однако большая часть ожидающих — японцы, бизнесмены или туристы. Они смотрят поучительный видеоролик о том, как подвергнуться ограблению в чужой стране. Гостиница очень старая, очень роскошная, но она у черта на куличках. Рэнди хватает университетского испанского, чтобы перевести: Все бизнес-отели и офисные здания — в новом районе Макати, гораздо ближе к аэропорту. Он гордится своей непредсказуемостью. Мои мозги были вывернуты наизнанку и повешены на просушку.

Ави начинает сыпать заготовленными оправданиями: Макати, суперсовременный деловой район, изолирован от реальных Филиппин. Рэнди пропускает все это мимо ушей. Небо и океан одного цвета — синие до ломоты в зубах. Самолет летит так высоко, что сверху и снизу одинаковое бурление дождевых облаков. Облака вырастают над горячим Тихим океаном, будто внизу беспрерывно рвутся линкоры. Скорость и мощь, с которыми они набухают, пугающи.

Облака причудливы и многообразны, как глубоководные организмы, и каждое, по убеждению Рэнди, не менее опасно для самолета, чем отравленный бамбуковый кол — для босоногого пешехода. Как будто попал в старый военный фильм. Это крохотные файлики, которые Ави в последние три дня кидал всякий раз, как у него возникала очередная мысль.

Ясно, что у Ави портативное устройство, которое разговаривает с Интернетом по радио. На экране возникает растровое изображение Великой пирамиды, на ее вершине медленно материализуется всевидящее око.

Самое простое — расшифровать сообщения, записать на жесткий диск открытый текст и читать, когда вздумается. Проблема если вы — параноик в том, что любой, кто доберется до жесткого диска, сможет прочитать эти файлы. Манильские таможенники решат проверить комп на предмет детской порнографии. Или, обалдев от смены часовых поясов, Рэнди забудет ноутбук в такси.

Тема первого сообщения от Ави: Мы ищем, где работает математика. Умножаем одно на другое и получаем экспоненциальный рост, на котором мы заработаем охуенные деньги еще до того, как перевалим сороковник. Это не постоянная величина, скорее ячейка в таблице, связанная с произвольным количеством постоянно колеблющихся экономических факторов. Второе сообщение, отправленное двумя часами позже, озаглавлено: На данный момент это сетевые дела.

В сетевых делах мы размазываем весь мир по стенке. Это даже не смешно. Наверное, забыл, сколько принципов уже сформулировал. Как можно меньше внешних вливаний, пока мы не наберем стоимость.

Это определяет характер бизнеса, которым мы займемся. Забудь про все, что требует больших начальных вложений. Лусон — горы в черно-зеленых джунглях с прожилками рек, которые с тем же успехом могут оказаться грязевыми потоками. Там, где матросское сукно океана находит на солдатское сукно берега, вода пронзительно-бирюзовая, как в бассейне.

Дальше к югу горы возделаны, полосы ярко-красной почвы — как свежие надрезы. Однако большая часть склонов покрыта растительностью, вроде тех зеленых катышков, которыми на моделях железных дорог покрывают холмы из папье-маше; на огромных пространствах — никаких признаков, что человечество существует. Ближе к Маниле склоны вырублены, усеяны постройками, располосованы высоковольтными линиями. Рисовые поля — как лужицы. Поселки лепятся вокруг центрального ядра — крестовой церкви под хорошей крышей.

Картина теряет четкость — самолет входит в слой смога над городом. Он запотевает, как исполинский стакан чая со льдом. Вода сбегает ручьями, собирается в пазах, брызжет с выдвинутых закрылков. Вираж — и они над Манильским заливом в бесконечных ярко-алых разводах. Нефтяные танкеры тащат за собой длинные радужные хвосты.

Каждая бухточка забита узкими малайскими лодками, похожими на ярко раскрашенные доски для серфинга. Охранники и полицейские различного ранга с винтовками М или помповыми ружьями, в бурнусах из носовых платков, пришлепленных к голове американскими бейсболками. Человек в ослепительно белой форме над гофрированным зевом трапа простирает руки с флуоресцентными оранжевыми жезлами, словно Христос, благословляющий грешный мир. Грозовой воздух тропического пекла начинает сочиться через вентиляцию в самолет.

Все мокнет и обвисает. Он достает паспорт из нагрудного кармана рубашки.

Book: Тайна соборов

Номер высветился на пейджере, когда Рэнди сидел в кабаке у моря с друзьями своей девушки. Весь обед Рэнди боролся с желанием, пригласить кого-нибудь из друзей Чарлин любого, без разницы на улицу и дать ему в морду. Номер Ави шарахнул его по мозгам, как число — религиозного фанатика. Через пятнадцать секунд Рэнди был на улице и засовывал карточку в телефон-автомат, словно убийца, проводящий опасной бритвой по шее пузатого политика. Ты на ней не женился.

Через семьдесят два часа он будет в Маниле смотреть на Однотонную флейту. Однотонная флейта — первое, что вы видите, пройдя паспортный контроль. Параллелепипед слабообжаренного тунца сделал кульбит у него в желудке. Возникло извращенное желание купить двойной стаканчик мороженого. Рэнди путешествовал гораздо меньше, чем Ави, и довольно смутно представлял, о каких коридорах речь.

Может быть, еще один для дипломатов. Сейчас, дожидаясь, пока ему проштампуют паспорт, Рэнди видит все это своими глазами. В кои-то веки он не досадует на задержку. Соседний коридор — для ЗКР, и Рэнди их изучает. По большей части молодые девушки, многие одеты по моде, но все равно с некоторой скромностью, привитой в католическом пансионе.

Они устали от перелета, устали от долгого ожидания, они сутулятся, потом резко выпрямляются и вскидывают точеный подбородок, словно невидимая монахиня идет вдоль очереди, хлопая их линейкой по наманикюренным пальцам. Однако семьдесят два часа назад он толком не понял, о чем Ави говорит, поэтому сказал только: Филиппинцы устраиваются за рубежом, потому что сами Филиппины никак не вылезут из дерьма.

Горничными и няньками в Саудовской Аравии, анестезиологами и медсестрами в Штатах, певичками в Гонконге, проститутками в Бангкоке. Ави человек семейный и своего опыта в данной области не имеет. Рэнди не стал ему этим тыкать; умение Ави экспромтом гнать лажу — главный залог того, что они сделают охуенные деньги.

Теперь, когда он здесь, есть соблазн угадать, кто из девушек в коридоре ЗКР — путаны. Однако Рэнди понимает, что все равно ошибется, поэтому расправляет плечи и направляется к желтой полосе. На пути от паспортного контроля к ограждению правительство расставило стеклянные витрины с экспонатами, демонстрирующими величие домагеллановой культуры Филиппин. В первой из них piиce de rйsistance. Ниже, мелкими буквами, английский перевод: Когда ты видишь природно огражденную среду, Рэнди, ты ныряешь в нее, как голодный хорек в трубу с сырым мясом.

Несколько слов про Ави. Семья его отца чудом выбралась из Праги: Однако предки его матери были невероятно странные криптоевреи из Нью-Мексико; три сотни лет они жили в прерии, скрывались от иезуитов, стреляли гремучих змей и ели дурман вонючий; они выглядели, как индейцы, и разговаривали, как ковбои. Соответственно в отношениях с другими людьми Ави постоянно вибрировал, как струна.

Гильдейский банк \ хранилище гильдии

Рэнди скоро к этому приспособился, вот почему Ави звонил ему в такие минуты. Все они хотят общаться с родственниками. У филиппинцев очень прочные семейные узы. По сравнению с ними евреи — замкнутые эгоисты. Ты лучше меня знаешь и тех, и. Однако, если честно, в этом смысле нам есть чему у них поучиться. Его жена вес четыре года их брака была почти беспрерывно беременна. Он с каждым днем становился все религиознее и ни в одном разговоре не мог обойти Холокост. Рэнди был холостяк на грани разрыва с подружкой.

Ничего, если я возьму билет бизнес-класса? Пока мы говорим, я заполняю заявку на торговую марку. Так или иначе, мы в выигрыше. Рэнди вытащил шариковую ручку и, не найдя бумаги, подставил ладонь. Рэнди вернулся в ресторан.