Был знаком с ахматовой

Ахматова, Анна Андреевна — Википедия

был знаком с ахматовой

Тема «Ахматова и Чехов» вряд ли бы вообще возникла, если бы не сама Ахматова, . Не был знаком ни с кем выше помощника начальника станции. Оказывается, при жизни он был знаком с поэтессой Анной Ахматовой. – До сегодняшнего дня было известно лишь то, что слон. И в жизни и в поэзии Ахматова была чаще всего бесприютна. . Множество ее стихотворений написаны под знаком не и без: «нецелованные губы».

Молодежь двух или трех поколений влюблялась, так сказать, под аккомпанемент стихотворений Ахматовой, находя в них воплощение своих собственных чувств. Эти стихи Ахматовой принято, по непонятной причине, называть интимными, камерными, как будто любовь, при всей своей глубочайшей интимности, не всечеловеческое, не всенародное чувство, как будто существуют сердца, не подвластные.

И мы уже видели, ее поэзия питалась — даже в первоначальных стихах — чувством родины, болью о родине, и эта тема звучала в ее поэзии все громче, так как Ахматова давно уже встала лицом к лицу с широкими, вселенскими темами, к которым привела ее жизнь. О чем бы она ни писала в последние годы, всегда в ее стихах ощущалась упорная дума об исторических судьбах страны, с которой она связана всеми корнями своего существа… VII Многообразие ликов Так как в поэзии и в жизни Анны Ахматовой было много скорбей и обид, читатели могут, пожалуй, подумать, будто характер у нее был угрюмый и мрачный.

Ничто не может быть дальше от истины. В литературной среде я редко встречал человека с такой склонностью к едкой иронической шутке, к острому слову, к сарказму.

Встречи с Ахматовой. Цветаева без глянца

Странным образом эта насмешливость совмещалась в ней с добротой и душевностью. Из больших поэтов, наделенных столь же язвительным юмором, я могу назвать только Тютчева.

Помню, как в юности я удивился и даже обиделся, когда мне впервые довелось прочитать, что этот космически грандиозный поэт был в то же время записным остроумцем, откликавшимся смешными и не смешными остротами на всякую злобу дня.

Остроты Тютчева сохранялись и в письмах, и в записях, и, конечно, было бы очень печально, если бы знавшие Анну Андреевну не записали по свежим следам ее иронических иногда очень хлестких отзывов о тех или иных книгах, событиях, людях, вещах.

Эти шутки были мало похожи на тютчевские: Тютчев, дипломат и придворный, был далек от литературных кругов, Ахматова же, можно сказать, взлелеяна ими. Веселость едкую литературной шутки. Во всех ее книгах среди множества стихотворений есть лишь одна эпиграмма. Эпиграмма характерная, очень значительная, но слишком уж сжато написанная и потому требующая углубленного чтения. Она так и называется: В ней говорится о тех знаменитых красавицах, которым величайшие в мире поэты посвятили свои бессмертные любовные гимны.

Не без злорадства напоминает Ахматова, что Лаура и Беатриче, гениально воспетые Петраркой и Данте, сами были бесталанны и безгласны: По утверждению Анны Ахматовой, женщины так и остались немотствующими в течение многих веков, покуда она не научила их раскрывать в поэзии свои радости, боли и чаяния. Кончилось их многовековое молчание, но, к сожалению, они плохо воспользовались теми уроками, которые были преподаны ею, и разочарованная учительница стала с тоскою желать, чтобы они вновь замолчали.

На них-то и обрушивается ее эпиграмма. Могла ли Биче словно Дант творить10 Или Лаура жар любви восславить? Я научила женщин говорить… Но, боже, как их замолчать заставить! По этой эпиграмме можно судить, до какой чрезвычайной компактности доводила свои стихотворения Ахматова и, кроме того, какого она была высокого мнения о своей исторической миссии.

Никогда не забывала она того почетного места, которое ей уготовано в летописях русской и всемирной словесности. Это сознание укрепляло ее в самые безотрадные периоды жизни. Только оно дало ей моральную силу перенести тяжелые удары судьбы. Отсюда же ее горячий протест против нынешних Лаур и Беатриче, рабски имитировавших ее новаторский стиль.

Я на правую руку надела Перчатку с левой руки, — Анна Андреевна сказала смеясь: Предсказание ее вскоре сбылось: И таких подражательниц было в те времена очень.

А.Я.Сергеев об А.А.Ахматовой - zotych7

Вот одна из них — чрезвычайно типичная. Приехал к ней из Стокгольма почтительный швед, писавший о ней какую-то ученую книгу. Через два-три дня ее спросили, пришлись ли ей по душе те суждения, какие он высказал об ее даровании. Анна Андреевна мгновенно ответила: Мы тут воевали, устраивали революцию, голодали, снова воевали, а шведы все эти годы сти-и-рали и гла-а-дили эту рубашку… Последние слова она произнесла очень протяжно.

был знаком с ахматовой

Они показались мне исчерпывающей характеристикой ее отношения к мыслям ее иноземного гостя. Как-то заспорили при ней о каком-то ленинградском литераторе. Одни говорили, что он широко эрудирован и очень умен, другие — что глуповат. Эта эпиграмма, применимая не только к тому литератору, о котором случайно зашел разговор, но и ко многим из нас, именно в силу своей обобщенности, произвела на меня впечатление народной пословицы.

Когда Анна Андреевна была женой Гумилева, они оба увлекались Некрасовым, которого с детства любили. Ко всем случаям своей жизни они применяли некрасовские стихи. Это стало у них любимой литературной игрой.

Однажды, когда Гумилев сидел поутру у стола и спозаранку прилежно работал, Анна Андреевна все еще лежала в постели. Он укоризненно сказал ей словами Некрасова: Белый день занялся над столицей, Сладко спит молодая жена, Не ложится, ему не до сна. Анна Андреевна ответила ему такой же цитатой: Пишу эти строки и все время боюсь, что у читателя составится превратное мнение, будто я пытаюсь изобразить Ахматову, наперекор всем фактам ее биографии, жизнерадостной, беспечно-веселой.

Конечно, я далек от подобных намерений. Но я так часто видел ее изнуренной бессонницами, болезнями, бедностью, тяжким трудом, что мне, естественно, захотелось напомнить себе и другим ее улыбку, ее юмор, ее радостный смех, так как нельзя же характеризовать человека одной-единственной чертой его личности, одним периодом его биографии. В характере Ахматовой было немало разнообразнейших качеств, не вмещающихся в ту или иную упрощенную схему.

Ее богатая, многосложная личность изобиловала такими чертами, которые редко совмещаются в одном человеке. Порою, особенно в гостях, среди чужих, она держала себя с нарочитою чопорностью, как светская дама высокого тона, и тогда в ней чувствовался тот изысканный лоск, по которому мы, коренные петербургские жители, безошибочно узнавали людей, воспитанных Царским Селом.

Такой же, кстати сказать, отпечаток я всегда чувствовал в голосе, манерах и жестах наиболее типичного из царскоселов Иннокентия Анненского.

был знаком с ахматовой

Приметы этой редкостной породы людей: Ахматова прочно усвоила все эти царскосельские качества. В двадцатых — тридцатых годах среди малознакомых людей, в театре или на парадном обеде, она могла показаться постороннему глазу даже слишком высокомерной и чинной.

Верная царскосельским традициям, навеки связавшая свое имя и судьбу с Ленинградом, с его каналами, улицами, дворцами, музеями, кладбищами, она представляется многим воплощением северной русской культуры. Почему-то все охотно забывали, что родилась она у Черного моря и в детстве была южной дикаркой — лохматой, шальной, быстроногой.

Корсет, сверху лиф, две юбки, одна из них крахмальная, — и шелковое платье. Разоблачится в купальне, наденет такой же нелепый и плотный купальный костюм, резиновые туфельки, особую шапочку, войдет в воду, плеснет на себя — и. И тут появлялось чудовище — я, в платье на голом теле, босая. Я прыгала в море и уплывала часа на два. И еще один облик Ахматовой — совершенно непохожий на все остальные. У них был сердитый отец, нередко избивавший их под пьяную руку. Услышав их отчаянные крики, Анна Андреевна спешила защитить малышей, и это удавалось ей далеко не.

Уже во время войны до нее долетел слух, что один из ее питомцев погиб в ленинградской блокаде. Она посвятила ему эпитафию, которая начинается такими словами: Постучись кулачком — я открою. Я тебе открывала. Для него, для этого ребенка, ее дверь была всегда открыта. Та же младшая современница Анны Ахматовой, которая любезно предоставила мне свои памятные заметки о ней, пишет: Корней Чуковский Примечания 1 Григорьев Аполлон Александрович — русский литературный критик и поэт.

Расследовал дело петрашевцев 7 Тынянов Юрий Николаевич — русский писатель, литературовед. Исследователь поэтики литературы и кино. Тарле Евгений Викторович — историк. Для его работ характерны богатство фактического материала, глубина исследований, блестящий литературный стиль.

Она цитирует его двустишие.

Встречи с Ахматовой

Данте назвал се именем Беатриче, чтобы не компрометировать се в глазах современников. Цитаты заимствованы из двух некрасовских стихотворений: Каждое лето я проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и там подружилась с морем.

Коротко о себе [26] Ахматова вспоминала, что училась читать по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница занималась со старшими детьми, она научилась говорить по-французски [26]. Запись в метрической книге о рождении Анны Ахматовой. Характерными чертами творчества Ахматовой можно назвать верность нравственным основам бытия, тонкое понимание психологии чувства, осмысление общенародных трагедий XX века, сопряжённое с личными переживаниями, тяготение к классическому стилю поэтического языка.

Поэма имеет выдающееся значение как образец современной поэзии и уникальное историческое полотно[ источник не указан дня ]. Кроме поэтических произведений перу Ахматовой принадлежат статьи о творчестве А. Лермонтова, воспоминания о современниках.

Начиная с года, книги Анны Ахматовой подвергались цензурной правке. По мнению давнего знакомого Ахматовой Юзефа Чапскогоеё первый, с года, выезд за рубеж состоялся, скорее всего, только в году, в итальянскую Таормину [29]. Первое относительно полное и научно прокомментированное посмертное издание: Стихи Ахматовой переведены на многие языки мира. Жизнь и творчество[ править править код ] Анна Ахматова с мужем Н. Первое стихотворение написала в 11 лет [30]. Впечатления от этих поездок, от знакомства в Париже с Амедео Модильяни оказали заметное влияние на творчество поэтессы.

Журнал успеха не имел и почти сразу прекратил своё существование [33]. До года книга выдержала ещё 8 переизданий.

С по практически не печаталась.